Когда человек слышит речь своей деревенской бабушки или прабабушки, то он сразу приходит к выводу, что та речь, которую используют в деревне, сильно отличается от литературной. И такое убеждение в сознании простого человека стопроцентно показывает необходимость исследования этого вопроса, как и любой вопрос носителя языка: «А почему говорят именно так?».

1

В конце XIX века, в 60-х годах, возник интерес к изучению народной культуры, и все это было построено в рамках концепции общества «внимание к простому человеку». В это же время начинается не только этнографический, но и самостоятельный лингвистический процесс освоения этой области знания — народной культуры. Появляется наука, которая называется «русская диалектология». Надо сказать, что в то время она ещё не была самостоятельной, не была выделена из филологии, и в современном обществе сохраняется это деление на филологических факультетах. Филологический факультет, внутри которого есть кафедра лингвистическая и кафедра литературоведческая, — это старая дань ещё XIX веку. Тем не менее в то время диалектология уже ощущалась как самостоятельная наука. Начинаются диалектологические экспедиции, исследование языка сельского населения, который очень отличается от языка городского населения. В 1914-м году выходит первый обобщающий опыт изучения такого языка, диалектного языка, который называется «Опыт диалектологической карты русского языка в Европе с приложением очерка русской диалектологии». Это первая отечественная лингвистическая география — важнейший метод исследования и научного представления говоров. Любопытно, что одним из авторов-составителей «Опыта» был Дмитрий Николаевич Ушаков, известный широкому кругу любителей русского языка как автор «Словаря современного русского языка», который вышел в 1935-м году. В конце XIX — начале XX веков начинается серьёзное, планомерное изучение диалектного языка. Эта работа получила максимальное развитие в виде колоссального лингвистического труда — Диалектологического атласа русского языка, первый том которого вышел в 1986 году, а последний в 2004. В нем картографированы различные диалектные явления на территории Центра Европейской части России, территории старейшего заселения славян. Атлас — это почти 300 лингвистических карт, которые являются синхронным срезом русских диалектов на момент 40-60 годов XX века. Такие же атласы были составлены на материале украинского и белорусского языка, что позволяет специалистам лучше понять устройство древнерусского языка.

2

Возникает понятийно-терминологическая сложность: дело в том, что языком мы обычно называем некоторую совокупность речевых навыков, которые характеризуют определенную общность. В отношении термина «диалектный язык» и возникла проблема, желание использовать этот термин в противовес литературному языку упирается в логическое противоречие: на литературном языке говорит некоторая образованная часть людей, в то время как нет ни одного человека, который говорил бы на всей совокупности русских диалектов, нет человека, который в быту использовал бы и северное наречие, и южное одновременно. Возникла большая теоретическая проблема: можно ли называть диалектным языком то, что объективно в жизни не используется как средство общения.

3

Диалектный язык — лингвистический конструкт. Он нужен для самостоятельного и системного изучения явления. Национальный русский язык — тоже лингвистический конструкт, это условная совокупность всех форм русского языка, в которую входят:

-литературный язык с кодифицированными нормами (закреплёнными в словарях, справочниках, учебных пособиях);

-разговорная речь, устная стихия бытового общения с узуальной («мягкой», вольной) природой нормы;

-профессиональные (или социальные) диалекты;

-территориальные диалекты.

Это части «пирога», который называется «национальный русский язык», а одна из частей была названа лингвистами «диалектный язык». Началом изучения диалектного языка стала карта диалектного членения 1914-го года, которая, строго говоря, характеризовала не сам русский, а все восточнославянские языки: русский, украинский, белорусский. Это те языки, которые являются детьми древнерусского языка, но в то время они считались русским языком: малорусским, белорусским и великорусским.

4

. До сих пор мы получаем в говорах живые свидетельства прошлого. Это всё очень важные условия для того, чтобы считать диалектологию источником для изучения истории языка, но это не всё.

Рекомендуем по этой теме:
7086
Диалектный язык
5

Лингвистическая география — важнейший метод исследования говоров, а также способ представления лингвистических данных на картах. Ещё один из методов изучения русских говоров, или диалектного языка, заключается в его синхронном описании. Что это значит? Для того чтобы описать русские говоры в историческом аспекте, то есть понять, какова их ценность для истории языка, нужно сделать описание современной структуры языка, чтобы сравнить её с той системой, которая была описана, предположим, для XV–XVII века. И такое сравнение позволяет выйти на историческую значимость исследования русских говоров. До тех пор, пока не сделано синхронное описание русских говоров, говорить о диахронии абсолютно невозможно, в любом случае, первая работа — это описание современных механизмов работы языка.

6

Прошло сорок с лишним лет с того момента, когда учёные всерьёз опасались исчезновения русских говоров — и мы до сих пор находим редкие диалектные черты, даже если мы их не находим впервые, то подтверждаем их существование в современных говорах, и перспектива, конечно, есть. До тех пор, пока сохраняются носители русских говоров, диалектный язык можно изучать полевыми методами, диалектологической экспедиции. И убеждение, которое существовало в отечественной лингвистике в 70-х годах XX века, что предмет русской диалектологии уходит и скоро ничего не останется, себя не оправдывает. Более того, крупнейший лингвист, диалектолог и историк языка А. А. Шахматов писал, что именно сейчас, после экспедиций по России, он понимает, что нужно как можно больше ездить по русским сёлам, чтобы сохранить тот уходящий говор, который присущ современному крестьянству. Можно подумать, что это крайне современная цитата, если не знать, что слова написаны в самом начале XX века. Очень бы хотелось, чтобы современные молодые лингвисты начинали работу именно как диалектологи, потому что диалектолог — это очень азартная профессия. Диалектолог, выезжая в поле, находится в условиях первооткрывателя. Сначала наивного первооткрывателя, когда он ещё только открывает для себя диалектные черты. И через некоторое время он становится первооткрывателем действительным, находя какие-то новые диалектные черты или объясняя известные. Чтобы понять, для чего изучаются русские диалекты, нужно задаться одним простым вопросом: для чего человек изучает свою историю? Только лишь для того, чтобы понять, как устроен фрагмент какой-то действительности, это простая человеческая любознательность, но в отношении диалектного языка: изучение материала даёт возможность изучить детально, через современность, устройство прошлого состояния. Например, современные диалектные словари. Огромный, фундаментальный и по охвату, и по размеру, и по значению «Архангельский областной словарь», который собирается уже десятки лет Московским государственным университетом, имеет колоссальное значение для историков русского языка, потому что он отражает не только значения, которые могут быть уведены в историю, но также и перспективу развития языка. А количество работ, написанных на материале АОС, просто невозможно исчислить.

7

Пражская лингвистическая школа дала исследователям очень верное представление об эволюционных принципах работы тех механизмов, которые называются лингвистами вариативностью: «синхроническое описание не может целиком исключить понятия эволюции, так как даже в синхронически рассматриваемом секторе языка всегда налицо сознание того, что наличная стадия сменяется стадией, находящейся в процессе формирования». Иначе говоря, даже в описании какого-то одного периода языка нужно понимать, что в нем есть следы прошлого состояния, вариативное настоящее, а также более-менее очевидное будущее. Это история в современности. В любом языке можно обратить внимание в состояние прошлое, увидев этих лингвистических «динозавров», которые есть в современном состоянии, в частности особую реализацию гласной фонемы, которая соответствует старому «ять»; и также можно увидеть будущее, то есть перспективы. В одном языке всегда есть три состояния. Мы сейчас в современном русском языке получили конкурирующие формы, которые разведены стилистикой, например, два родительных падежа: выпить чая и выпить чаю — это всё прошлое состояние, которое пришло в современную лингвистическую систему и составляет ее важную часть. Это и есть, собственно, жизнь языка. Мы можем прогнозировать, что будет — диалектный материал, диалектный язык — это один из таких источников прогнозов и обращений в прошлое. Вне всякого сомнения, диалектный язык — это и тот фундамент, который лежит в основе русского национального языка, и тот фундамент, из которого вырастает любая мало-мальски серьёзная лингвистическая работа. Неслучайно многие лингвисты начинали как диалектологи и потом сменили свой научный профиль, уйдя из диалектологии.