Научные журналы создаются для распространения нового знания. До появления первого журнала «Philosophical Transactions» в 1665 году о новых открытиях и экспериментах узнавали через личные письма друг другу. Письма передавались из рук в руки, зачитывались вслух и даже издавались.

1

Первый журнал, решая задачу распространения знания, справился одновременно с проблемой утверждения приоритета за научными открытиями. Особая этика аристократического поиска истины препятствовала тому, чтобы новое знание обязательно становились частью публичного достояния. Если ученый старался закрепить свой приоритет за новым открытием тем, что публично объявлял о своем первенстве, то его могли заподозрить в стремлении обрести личную славу. Столь малопривлекательные мотивы выгоды противоречили социальной роли английского джентльмена, так как подразумевалось, что он посвятил свою жизнь науке ради бескорыстного постижения законов природы. В итоге с появлением «Philosophical Transactions» ученые стали чаще делиться своими открытиями, приоритет за которыми стал гарантироваться не только личной перепиской, но и статьей в журнале. Закрепление приоритета, тем самым, стало следствием миссии журнала по распространению знания, что необходимо для того, чтобы все остальные могли присоединиться к поиску законов природы.

Hall, Marie Boas. 1975. «The Royal Society’s Role in the Diffusion of Information in the Seventeenth Century.» Notes and Records of the Royal Society of London 29(2): 173-192.

Johns, Adrian. 2000. «Miscellaneous Methods: Authors, Societies and Journals in Early Modern England.» British Journal for the History of Science 33:159-186.

2

Научный журнал — это то место, где авторы и читатели находят друг друга. Если журнал успешно справляется с распространением знания, то поиск источников для читателей превращается в отслеживание «новинок» в избранных изданиях. Это особенно справедливо для дисциплин, в которых господствует один публикационный жанр в виде научных статей. Физика дает нам пример науки с «концентрированной» журнальной системой: большинство статей выходит в нескольких ключевых изданиях. Редакции журналов идут на постоянное увеличение публикационного пространства, чтобы опубликовать все рукописи, за которые рецензенты «проголосовали» благосклонно. Это позволяет ученым ограничить свое внимание несколькими журналами без риска упустить что-то важное для собственной работы.

В свою очередь социология опирается на «диффузную» систему: ключевые журналы публикуют далеко не все самое стоящее в науке. В социальных науках не так много рукописей, о которых у всех создавалось бы ощущение, что они должны любой ценой появиться в главных журналах. Их редакции отказывают 90% рукописей, многие из которых находят свое место в журналах второго уровня, что не мешает многим из них стать настоящими цитатными «хитами». Длительный публикационный цикл, высокие шансы отказа, процедура оценки рукописей часто способствуют тому, что авторы выбирают другие письменные жанры: они пишут книги или главы в коллективные монографии. Это накладывает дополнительные тяготы для читателей по распределению времени, которое они тратят на чтение. Стоящие идеи могут появиться не только в большом круге журналов, но и в других публикационных жанрах.

Hargens, Lowell. 1988. «Scholarly Consensus and Journal Rejection Rates.» American Sociological Review 53(1): 139-151.

3

Журналы не только распространяют новое знание, но и участвуют в создании академических репутаций. Именно в редакциях происходит переход текста из рукописи в публикацию, которая затем выносится на суд научного сообщества. В руках редколлегии, тем самым, находится особая форма власти — контроль над публикационным пространством. Главное опасение заключается в том, что ее обладатели начнут злоупотреблять в угоду собственным интересам. Одно из решений заключается в контроле внутренней работы редакции, особенно всего того, что относится к отбору рукописей для журнала. В случае главных журналов профессиональные ассоциации устанавливают и следят на соблюдением основных правил игры.

Процедура отбора основывается на peer review, когда решение о судьбе рукописи принимается внешними рецензентами, действующими от имени научного сообщества. Нужно так продумать всю процедуру, чтобы вердикт оставался справедливым, но его производство не ограничивало функцию журнала в распространении знания. Если рукопись читается не одним, а двумя рецензентами, то у нее больше возможностей получить справедливое суждение. Однако заметно увеличивается продолжительность времени, которое уходит на издание журнала. Это особенно критично для «быстрой» науки.

Yoels, William. 1971. «Destiny or Dynasty: Doctoral Origins and Appointment Patterns of Editors of the „American Sociological Review“ 1948-1968.» American Sociologist 6(2): 134-139.

Bakanic, Von, Clark McPhail and Rita J. Simon. 1987. «The Manuscript Review and Decision-Making Process.» American Sociological Review 52(5): 631-642.

4

Дисциплинарные различия в производстве знания обуславливают и различия в процедуре отбора рукописей. В науках с высоким уровнем консенсуса о том, что считать достойным научным результатом, редакция практикует в своем роде light-версию оценки рукописей. Если редактор принимает решение о том, что рукопись нуждается в рецензировании, она отправляется одному рецензенту. Его одобрение означает принятие рукописи в печать. Отрицательный отзыв — отправку рукописи второму рецензенту. Три рецензента и больше включаются только в тех случаях, когда рукопись вызывает ожесточенно спорные мнения, что в физике случается только в одной трети всех случаев. Высокий уровень консенсуса упрощает механику принятия решения: редакция физического журнала только половину рукописей отправляет двум рецензентам. При этом рецензенты гораздо реже возвращают их с просьбой о серьезных исправлениях. Им обычно сразу ясно: или в этой рукописи есть смысл, стоит тогда быстро отдать ее в печать, или в ней нет ничего стоящего, и тогда никакая доработка не исправит ситуацию.

Рекомендуем по этой теме:
8069
Точка зрения | Система грантов

Hargens, Lowell. 1988. «Scholarly Consensus and Journal Rejection Rates.» American Sociological Review 53(1): 139-151.

5

В «быстрых» науках редакции даже с light-версией редко справляются с ролью главных «новостных порталов» в должной мере. Сейчас нередко в тот момент, когда статья вышла в журнале, она уже является устаревшей «новостью», так как успела появиться в препринте или электронном архиве. Самый важный канал сравнительно недавнего времени — это электронные архивы, которые стали новой платформой для старой практики распространения препринтов. Мрачные прогнозы о том, что свободное размещение материалов приведет к размещению множества рукописей слабого качества или даже подделок, не оправдались (83% рукописей, которые появились в архиве arXiv в 1999 году, были приняты или уже опубликованы журналами через два года). «Быстрая» наука может полагаться на подобные архивы в силу разделяемых стандартов оценки нового знания. В этом случае ученые рассматривают электронные рукописи как ранние версии статей, которые позднее появятся в журналах примерно в том же виде. Для этого редакции должны принимать к печати большинство рукописей, которые редко требовали бы серьезной доработки со стороны авторов. Редакции главных журналов по физике поступают именно так.

Bohlin, Ingemar. 2004. «Communication Regimes in Competition: The Current Transition in Scholarly Communication Seen through the Lens of the Sociology of Technology.» Social Studies of Science 34(3): 365-391.

6

В науках с низким уровнем консенсуса редакции устраивают отбор таким образом, чтобы свести к минимуму партикулярные решения — это те решения, которые основаны на общих свойствах рецензента и автора. В силу того, что нет разделяемого всеми консенсуса, что считать важным и достойным в науке, оценка будет зависеть от того, кто ее производит. И чем сильнее консенсус, тем скорее решения будут одинаковыми вне зависимости от того, кто их принимает. Слабые стандарты, тем самым, способствуют развитию партикуляризма в принятии решений. Партикуляризм, например, описывает ситуацию, когда общая alma mater рецензента и автора повышает шансы рукописи появиться на страницах журнала.

Нard-версия начинается с рецензирования всех рукописей: доля рукописей, которым редактор отказывает самостоятельно, не превышает 5%, куда входят тексты со всей очевидностью иного жанра. Рукописи отправляются сразу двум рецензентам. Если оба отзыва будут положительными, рукопись принимается к печати, два отрицательных отзыва означают отказ. Рецензентам в социологических журналах свойственно высказывать противоположные друг другу мнения — в этом случае рукописи отправляются третьему рецензенту, что превращается в испытание терпения и редакции, и рецензентов, и авторов.

Социальные науки не просто перекладывают весь отбор статей на сообщество, но даже в его работе стараются включить предохранительный механизм от партикуляризма. Двойное «слепое» рецензирование должно сделать рецензента «слепым» к тем сигналам, которые содержатся в имени автора и указании места его работы. В журналах по физике, химии, биологии или математике процедура рецензирования имеет только одно «слепое» пятно, когда редакция оставляет скрытым имя рецензента, но раскрывает имя автора.

Blank, Rebecca. 1991. «The Effects of Double-Blind versus Single-Blind Reviewing: Experimental Evidence from the American Economic Review.» The American Economic Review 81(5): 1041-1067.

7

Преодолевает ли двойное «слепое» рецензирование партикуляризм? Эксперимент с научными журналами по экономике показывает, что рецензент точно угадывает имя автора почти в половине случаев. Даже если это имя остается скрытым, общий институциональный бэкграунд с автором делает рецензента благосклоннее в оценке рукописи. Ее шансы быть принятой к печати возрастают, если автор и рецензент когда-то защитили диссертации в одном университете. В отсутствии сильного консенсуса рецензенты производят оценки под знаменами перспективы, теории или методологии, которые становятся ориентирами в принятии решений. Когнитивные предпочтения подобного рода формируются еще во время длительной учебы в аспирантуре, где и авторы и рецензенты провели достаточно времени, чтобы развить сходные интеллектуальные вкусы. Вот почему рецензенты, даже не имея в своем распоряжении явного знания об институциональной идентичности авторов, дают «своим» рукописям более благоприятные отзывы.

Стремление к справедливому отбору имеет свою цену. Двойное «слепое» рецензирование стало главным механизмом стандартизации жанра научных статей. Рецензентам нужно было совместно с редакцией выработать беспристрастное дисциплинарное суждение. Оно должно было строиться на аргументах, которые подходили бы для обоснования принятого решения. Ставка была сделана на надежные рукописи с очевидными результатами, что не всегда легко обнаружить в более оригинальных статьях. В случае социологии приоритет отдали рукописям с количественной методологией и каузальной теорией. Двойное «слепое» рецензирование, тем самым, увеличивает вероятность отказа рукописям, которые могли бы стать новым словом в науке.

Crane, Diana. 1967. «The gatekeepers of science: some factors affecting the selection of articles for scientific journals.» American Sociologist 2:195-201.

Abbott, Andrew. 1999. Department and Discipline: Chicago Sociology at One Hundred. Chicago: Thе University of Chicago Press.