Колыбелью этнометодологии была социология. Основатель этнометодологии Гарольд Гарфинкель, как и первые его ученики, был социологом и всю жизнь преподавал на социологическом факультете. Однако, как только этнометодологические тексты стали доступны за пределами узкого круга социологов, обнаружилось, что этнометодология легко находит общий язык со множеством внеакадемических профессий и занятий. Гарфинкель позже назовет такие формы сотрудничества этнометодологии и разнообразных профессиональных или любительских практик гибридными исследованиями. Легкость, с которой этнометодология выходит за пределы социологии, заставляет задуматься: не настало ли время рассмотреть этнометодологию как несоциологическую дисциплину? В представленных пяти книгах можно увидеть такую этнометодологию, которая делается без оглядки на социологию, хотя, возможно, представляет собой собственно социологию, социологию par excellence, если социологию понимать как дисциплину, занимающуюся систематическим описанием повседневного социального мира.

1

Livingston E. Ethnographies of Reason. Aldershot: Ashgate, 2008

Это совершенно удивительная книга. Начать хотя бы с того, что для ее чтения вам понадобятся бумага, карандаш, ножницы, пазл, стеклянная призма, набор шашек, линейка, циркуль и танграм. Эрик Ливингстон, один из учеников Гарфинкеля, собрал в этой книге множество примеров того, что он называет «этнометодологией-в-малом», — исследований локальных форм мышления и действия, специфических для разнообразных практик. Характерной чертой книги является то, что Ливингстон предлагает погрузиться в самую гущу конкретных действий, причем сделать это всерьез, а не с исследовательскими целями. В итоге на протяжении двух десятков страниц читатель наблюдает за тем, как автор складывает пазл, описывая и фотографируя каждый свой шаг. После чего, разумеется, у любого возникает нестерпимое желание самому взять пазл в руки. Появление этой книги показало не только то, что этнометодология может «угнездиться» где угодно, даже в самых рутинных действиях, но и то, что для методичного описания обыденных действий не нужно сначала идти в библиотеку.

2

Sudnow D. Ways of the Hand: The Organization of Improvised Conduct. Cambridge: Harvard University Press, 1978

Дэвид Саднау тесно сотрудничал с Гарфинкелем, хотя достаточно быстро разочаровался в академическом мире и ушел из университета, чтобы заняться своим бизнесом. Впрочем, этот бизнес был напрямую связан с исследованием, которое он опубликовал в данной книге: он начал давать уроки джазовой импровизации на пианино по так называемому методу Саднау. Данная книга — целостное, подробнейшее, бескомпромиссное феноменологическое описание того, как и чему он учился, когда учился джазовой импровизации. На каждой странице автор ставит перед собой только одну задачу — максимально точно схватить то, каким образом делается джазовая импровизация. В этой книге есть только клавиатура пианино и руки музыканта, и в ней вообще нет социологии. Лишенная ссылок (лишь короткая библиография в конце), она полна фотографий рук Саднау, перемещающихся по клавишам, и диаграмм расположений пальцев. Блестящий пример того, как этнометодолог может погрузиться в детали совершенно неакадемической практики.

3

Suchman L. Human–Machine Reconfigurations: Plans and Situated Actions. Cambridge: Cambridge University Press, 2007

Именно после этой книги стало очевидно, что этнометодология — это нечто гораздо большее, чем одна из социологий. Первое издание книги увидело свет в 1987 году и сразу произвело фурор. В этой книге Люси Сачмен, сотрудница исследовательского центра PARC корпорации Xerox, рассказала об исследовании одного копировального аппарата, точнее, того, как с этим аппаратом взаимодействовали обычные пользователи. После того как в Xerox посыпались жалобы на модель Xerox 8200, руководство попросило свой исследовательский отдел выяснить причину. Сачмен поместила аппарат в отдельную комнату, поставила несколько камер и сняла, как сотрудники компании пытаются делать копии и почему у них это редко получается. Подробный анализ возникавших проблем оказал в дальнейшем огромное влияние на разработку интерфейсов «человек — машина» и породил несколько направлений в исследованиях человеко-компьютерных взаимодействий. Благодаря этому сегодня в различных коммерческих компаниях можно найти этнометодологов, которые изучают, как люди создают локальный порядок, контактируя с различными устройствами и программами.

4

Liberman K. Dialectical Practice in Tibetan Philosophical Culture: An Ethnomethodological Inquiry into Formal Reasoning. Lanham: Rowman & Littlefield, 2004

Кеннет Либерман, еще один ученик Гарфинкеля, провел несколько лет в тибетских монастырях и университетах, изучая там культуру философских диспутов. Эти диспуты представляют собой очень странное для неподготовленных людей зрелище: один из монахов сидит, второй стоит перед ним и выдвигает аргумент за аргументом, хлопая при этом одной рукой о другую, в то время как сидящий соглашается или не соглашается с предложенным суждением. Спор при этом ведется о самых отвлеченных философских понятиях: пустоте, времени, смерти, реальности и так далее. Либерман тщательно документирует, как организованы эти диспуты, какие используются стратегии, какова их логика и как эта логика воплощается в наблюдаемых действиях участников. К книге прилагается CD с видеозаписями тибетских философских дебатов, так что читатели могут буквально следить за тем, как этнометодологическое описание «подключается» к реальным действиям реальных людей.

5

Goode D. Playing with My Dog Katie: An Ethnomethodological Study of Dog–Human Interaction. West Lafayette: Purdue University Press, 2007

Дэвид Гуд — этнометодолог из Нью-Йоркского городского университета. Он написал две великолепные книги, вторая из которых посвящена теме, казалось бы, настолько банальной, что в ней невозможно найти ничего интересного, — игре с собакой. Но он нашел. Как и книгу Либермана, книгу Гуда сопровождает диск, на котором мы можем посмотреть, как Гуд играет со своей собакой Кэти. В тексте Гуд с исключительно этнометодологической дотошностью анализирует, каким образом организованы взаимодействия человека и собаки во время игры: как используются различные предметы, какие звуки издают обе стороны, какова темпоральная структура игры, как оба участника реагируют на возникающие ситуативные обстоятельства и как меняется игра в зависимости от места и присутствия других людей и собак. В общем, это книга о том, как собаки и люди понимают друг друга и что произойдет, если об этом вдруг задумается этнометодолог. Относительно этой книги мне приходилось гораздо чаще, чем относительно остальных четырех, слышать вопрос: «А зачем это всё?» Ответов может быть несколько (включая грубые), но я предпочитаю отвечать так: «Затем, что ничто не сравнится с удовольствием от открытия удивительно искусной организации повседневного мира». Собственно, именно такие открытия совершает этнометодология, когда перестает оглядываться на социологию.