Книга Криса Тёрни представляет непривычный срез всего дерева научных дисциплин — хронологический. Каждая глава в ней — история о том, как установить дату чего-то в прошлом, будь то правление короля Артура или приход ледникового периода. Так как объекты сильно отличаются, нужны и разные методы их датировки, описанию которых Тёрни уделяет большое внимание. Нам удалось задать автору несколько вопросов о его книге и взглядах на науку.

Как вы пришли к идее написать «Кости, скалы и звёзды»? Какой была история создания книги и что вы считаете её главным тезисом?

Я преподавал курс методов научной датировки в университете. Это был первый модуль, преподаванием которого я занялся, и я унаследовал его от сотрудника, который перешёл в другой институт. Единственная проблема с этим курсом оказалась в том, что он был кошмарно скучным. Лекции были полны технических деталей. Все в аудитории — включая и меня — просыпались, только когда я начинал говорить о том, как эти методы помогали в прошлом решить какую-нибудь большую загадку. И тогда я решил перевернуть лекции с ног на голову, выдвигать какой-то интересный археологический или геологический вопрос (например, возраст Туринской плащаницы, вымирание динозавров или время сооружения пирамид), а потом показывать, как наука смогла узнать, когда что произошло. Студенты захотели, чтобы я посоветовал им литературу для дальнейшего чтения, а потом я обнаружил, что они увлеклись настолько, что стали всё больше рассказывать о курсе друзьям и семье. Когда же я стал узнавать, какие эксцентрики разрабатывали методы научной датировки, курс, казалось, просто начал проситься стать книгой.

Ваша книга описывает методы датировки как в гуманитарных, так и в естественных науках. Вы считаете хронологию чем-то объединяющим все ветви человеческого знания?

В большой степени. Мне повезло, что я занимаюсь такой областью науки, которая позволяет мне касаться огромного спектра дисциплин. Когда я только начинал свои исследования, невозможно было представить те новые методы, которые сейчас разработаны. Это безумно интересно, и я всячески рекомендую этот род занятий любому увлечённому учёному.

В эпилоге в выражаете озабоченность тем, что люди плохо представляют себе, что такое наука и что она знает. Каковы, на ваш взгляд, возможные пути выхода из этой ситуации?

Сегодня существует просто феноменальный спектр разных медиа. Мы можем напрямую обращаться к широкой публике через блоги, Твиттер, фильмы; даже когда мы далеко на полевых исследованиях. В результате у нас есть возможность полноценного диалога с людьми вместо тех оборванных кусков речи, которые получаются при интервью традиционным медиа.

Вы пишете, что креационисты могут быть главной угрозой для науки в наше время. Как, по-вашему, верующий может принять науку? Всегда ли это означает потерю веры?

Это сложный вопрос. Мне кажется, верования должны быть личным делом каждого. Главная разница заключается в том, что наука проверяет идеи, чтобы лучше понять мир вокруг нас. В науке нет места для веры.

Какие ещё книги вы писали? Каковы ваши дальнейшие планы в области популяризации науки?

Как раз сейчас выходит моя новая книга «1912: The Year The World Discovered Antarctica». В 2012 году юбилей удивительных научных открытий, сделанных в Антарктике 100 лет назад. Сейчас уже во многом забыли, что одновременно с капитаном Скоттом из Великобритании и Руалем Амундсеном из Норвегии были экспедиции из Австралии (возглавленная Дугласом Моусоном), Японии (Нобу Ширазе) и Германии (Вильгельм Фильхнер). Они все перенесли нечеловеческие лишения, но каждая из этих экспедиций вернулась с фантастическими историями, которые буквально наэлектризовали мир. Это были настоящие высоты в деле представления науки обществу, и их примеры дают сегодня ценный урок.