В коротком, но насыщенном событиями ХХ веке Германия занимает одно из ключевых мест. Две мировые войны, неудавшийся опыт первой немецкой демократии, национал-социализм, существование двух немецких государств, Берлинская стена (символ противостояния двух систем) и, наконец, вновь единое государство, по факту являющееся ключевым игроком в единой Европе. И если в первой половине ХХ столетия основной целью Германии была реализация своего особого, отличного от Запада и Востока пути (Deutscher Sonderweg), то вторая половина века стала периодом решительного отказа от концепции уникальности и преодоления собственного прошлого. Одним из результатов этого стало то, что за незначительное, а по историческим меркам и вовсе смешное время Германия превратилась в одну из самых демократических стран мира.

1

Г.-А. Винклер «Веймар 1918–1933: история первой немецкой демократии», Российская политическая энциклопедия, 2013

Веймарская республика — первый опыт демократического государства в Германии, трагически окончившийся с приходом к власти Адольфа Гитлера и установлением национал-социалистической диктатуры. Одной из концептуальных проблем межвоенной Германии было отсутствие доверия к демократической республиканской модели государственности со стороны населения, политической, экономической и военной элит. Ни одна политическая сила Веймарской республики так до конца и не приняла революционных перемен. Ноябрьская революция 1918 года и Версальский мирный договор, заключенный в момент рождения республики, стали прочно ассоциироваться с новым немецким государством. И правые, и левые идеологи называли ее антинациональной, рассматривая как предательство национальных интересов. Левые — в угоду буржуазии, правые — в угоду Франции и Англии. Новое государство не устраивало ни представителей политического истеблишмента, ни академические круги, ни простых граждан и служило лишь объектом для издевательств и шуток. Республика стала прочно ассоциироваться с «позорным и унизительным» Версальским миром, беспорядками, бедственным положением и предательством национальных интересов.

Драматичная история первой немецкой республики предстает в фундаментальном исследовании Винклера как поиск причин ее неудачи и попытка ответить на главный вопрос: была ли демократия обречена на столь бесславный конец, был ли он предопределен всей предыдущей историей Германии или же это всего лишь фатальное стечение обстоятельств?

2

В. Клемперер «LTI. Язык третьего рейха», М.: Прогресс-Традиция, 1998

Центральной проблемой истории Германии в ХХ столетии, безусловно, является национал-социализм. Как был возможен приход к власти А. Гитлера? И, главное, почему население Германии так безропотно приняло идеологию и тоталитарные практики национал-социализма? Виктор Клемперер (1881–1960), профессор филологии, несмотря на свое еврейское происхождение, пережил национал-социалистическую диктатуру и стал одним из первых, кто попытался проанализировать язык режима. Книга написана на основе дневников, которые автор вел на протяжении всего периода нахождения нацистов у власти. История Третьего рейха предстает в рассказе очевидца, размышляющего изнутри о том, каким образом идеи, идеалы, цели и представления национал-социализма нашли свое выражение в языке. С этой целью автор разбирает метафоры, эвфемизмы, аббревиатуры, выявляет и прослеживает лексические предпочтения нацистского дискурса. Пропагандистская машина, превратившая язык в инструмент для обслуживания интересов государственной идеологии, создала условия, при которых главным являлось сотворение и поиск внутренних и внешних врагов, что и сделало возможным установление диктатуры.

3

Гюнтер Грасс «Под местным наркозом», М.: Азбука, 2004

Роман Гюнтера Грасса был издан в 1969 году в самый разгар конфликта между «старой» элитой ФРГ и послевоенным поколением немцев. Молодежные движения 1960-х годов положили конец так называемой «канцлерской демократии» — политическому консенсусу, сложившемуся со времен первого канцлера ФРГ Конрада Аденауэра и связанному с табуированием многих тем из недавнего национал-социалистического прошлого Германии. Протест против войны во Вьетнаме, несогласие с буржуазными ценностями общества потребления, «неудобные» вопросы к представителям политического и экономического истеблишмента Западной Германии об их причастности к нацистской партии и режиму привели к массовой радикализации первого послевоенного поколения немцев. По мнению многих интеллектуалов того времени, речь шла о проверке на прочность западногерманской демократии, имевшей все шансы скатиться в авторитаризм после принятия законов о чрезвычайном положении в 1968 году.

Одним из сквозных образов романа является зубная боль. Гнилой зуб постоянно напоминает о себе, отравляя восприятие настоящего и постоянно отсылая в прошлое, которое не желает уходить. Единственное средство избавления — это хирургическое удаление зуба под местным наркозом.

4

М. С. Горбачев «Как это было: объединение Германии», Вагриус, 1999

Опыт существования двух Германий — Германской Демократической Республики (ГДР) и Федеративной Республики Германия (ФРГ) — до сих пор вызывает дискуссии в немецком обществе. Создание государств из оккупационных зон не было предусмотрено ни на Ялтинской, ни на Потсдамской конференциях союзников. Охлаждение в отношениях, публичное обострение идеологической полемики, начавшееся с Фултонской речи Черчилля, блокада западного Берлина советскими войсками в 1948 году привели к созданию в 1949 году ФРГ и в качестве советского симметричного ответа ГДР. Символом этого разделения станет Берлинская стена, воздвигнутая в 1961 году руководством ГДР официально как антифашистский защитный вал, а на деле для предотвращения дальнейшего бегства населения Восточной Германии в ФРГ. М. С. Горбачев описывает события, непосредственным участником которых был он сам. Как и любой источник подобного рода, он тенденциозен и субъективен. Но именно это и представляет интерес. В книге объясняется, каким образом принимались решения, почему М. Тэтчер была против объединения Германии, можно ли было спасти ГДР, был ли шанс у первого социалистического немецкого государства.

5

Т. Саррацин «Германия — самоликвидация, или как мы ставим нашу страну на карту», Рид Групп, 2013

Создание Европейского Союза в соответствии с Маастрихтским договором 1992 года позволило осуществить политическую интеграцию европейских стран. В основе этого объединения находятся не только политические и правовые стандарты, но и развитая экономика, обеспечивающая высокий уровень жизни граждан Евросоюза. Особую роль в этих процессах занимает Германия. При этом мера ответственности, которую взяла на себя Германия в рамках единой Европы, часто сопряжена с социокультурными проблемами. Прежде всего это вопросы, касающиеся базовых ценностей европейской культуры и нежелания некоторой части мигрантов следовать этим нормам.

Скандальная книга Тило Саррацина вызвала огромный резонанс как в Германии, так и в других европейских странах, затронув центральный нерв современной Европы — конфликт между декларируемыми ценностями универсального характера и повседневной социальной и культурной практикой.

Издание этой книги стоило Саррацину членства в Социал-демократической партии Германии и места работы. Одним из следствий развернувшихся дебатов станет известное признание федерального канцлера Ангелы Меркель, заявившей о том, что политика мультикультурализма себя не оправдала.