Толкин интересен нам всегда как создатель одного из самых ярких мифов XX века, который с годами не выцветает, а, напротив, становится все ярче, в том числе благодаря кинематографу. Но массовая культура склонна упрощать многие факты, поэтому всегда полезно сверять растиражированный визуальный ряд с документальными источниками: биографиями и серьезными исследованиями.

1

Карпентер Х. Дж.Р.Р. Толкин. Биография. Москва, Эксмо пресс, 2002. Перевод А. Хромовой.

Это своего рода альфа и омега для тех, кому интересно узнать, каким был автор «Властелина Колец» и «Хоббита». Подробный рассказ о жизни Толкина является авторизированным, то есть одобренным самим объектом исследования. Карпентер не только много общался с Толкином, но и получил доступ к его личному архиву и письмам. В результате перед читателем разворачивается объемная панорама той Англии, о которой российскому читателю известно не так много.

А самое главное — мы получаем очень подробный рассказ об истоках «Властелина Колец», начиная с фантастических языков, создавать которые Толкин начал еще в юности, и заканчивая жутким опытом военных действий на фронтах Первой мировой. Карпентер также подробно рассказывает о первой и единственной любви Толкина к Эдит Брэтт, которая в его изложении напоминает сюжет из рыцарских романов. Темноволосая Эдит стала прообразом Лютиэни из «Сильмариллиона» и в какой-то степени — Арвен из «Властелина Колец».

2

Алексеев С. В. Дж.Р.Р. Толкин. М.: Вече, 2013.

Книга вышла в серии «Великие исторические персоны» и может считаться заключительным шагом по вхождению Толкина в историю литературы как науку. Долгое время (начиная еще с СССР) «Властелин Колец» упорно рассматривался литературоведами как пример сугубо развлекательного чтения. И вот потребовалось тридцать лет, чтобы ситуация изменилась. Развернутый рассказ российского исследователя посвящен не только и не столько биографии Толкина, сколько «биографии» «Властелина Колец» как жанру.

Отдельная глава отводится его литературным предшественникам. К ним С. Алексеев относит Д. Макдональда, Л. Кэррола, У. Морриса, а также — что несколько неожиданно — Герберта Уэллса и малоизвестного фантаста начала ХХ века Уильяма Хоупа Ходжсона. Совпадения настолько любопытны, что хочется повторить вопрос автора книги: читал ли Толкин Ходжсона? В целом книга становится своего рода диалогом двух сознаний — российского и английского.

3

Колдекот С. Тайное пламя. Духовные взгляды Толкина. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2008. Перевод Светланы Лихачевой

Литературоведческое исследование, которое написано одним убежденным католиком о другом убежденном католике. Научный текст иногда превращается в проповедь, что, впрочем, выглядит вполне логично и очень искренне. Колдекот ставит перед собой задачу помочь читателю увидеть скрытые христианские мотивы «Властелина Колец». Это тем более любопытно, что в самом «Властелине Колец» нет ни одного упоминания слова «Бог» — даже в восклицаниях. Поэтому автор стремится вывести на поверхность все возможные аллюзии.

Рекомендуем по этой теме:
Например, для Колдекота совершенно очевидно, что Элберет и Галадриэль являются воплощением архетипа Девы Марии. Складывается ощущение, что автор книги создает свою собственную христианско-мифологическую систему, основой для которой ему послужил «Властелин Колец». В этом, кстати, и заключается главный плюс книги — в возможности поглядеть на знакомый текст с другой точки зрения и, может быть, найти в нем что-то новое.

4

Штейнман М. А. Хронотоп коммуникации: Дж.Р.Р. Толкиен и К. С. Льюис.

Исследование представляет собой мою попытку вывести «Властелина Колец» из привычной области литературоведения и взглянуть на него с другой стороны — как на результат многолетнего диалога двух гениальных писателей. Толкин (или в другом написании — Толкиен) и Клайв Льюис действительно однажды договорились написать «экскурсионный триллер», причем одна книга должна была рассказывать о путешествии в пространстве, а другая — о путешествии во времени. Последнее досталось Толкину.

Так что «Властелин Колец» держится не только на пространстве мифа, но и на ощущении пластичности времени, обратной связи различных эпох между собой. Более того, между «Космической трилогией» К. С. Льюиса и книгой Толкина существует взаимозависимость на уровне не только сюжетных пересечений, но и прямых упоминаний. Так, в предисловии к третьей части своей трилогии Клайв Льюис прямо отсылает читателя к «Властелину Колец», который, к слову сказать, еще не был тогда опубликован.

5

Шиппи Том А. Дорога в Средземелье. СПб.: Лимбус Пресс, 2003. Перевод М. Каменкович

Объемная монография одного из самых известных ученых-«толкиноведов». Впервые изданное в 1982 году, оно может дать развернутое представление о вторичном мире «Властелина Колец». Русского читателя, впрочем, подстерегает сюрприз: известное всем Средиземье в книге названо странным словом «Средземелье» — но это, как говорится, трудности перевода. Книга Тома Шиппи интересна для нас подробными изысканиями на тему переплетения различных культур в трилогии (как реальных, так и вымышленных), философии языка, а также о тайных смыслах Кольца Всевластья.

Отдельная глава посвящена созданию новой мифологии для Англии — задаче, которую когда-то поставил перед собой Толкин и которую он так блестяще выполнил. Для нас это издание интересно еще и тем, что в качестве дополнения к тексту Шиппи в нем содержится еще и замечательный словарь-справочник (составитель А. Семенов), где содержится сравнительный перечень имен и названий в различных переводах.