При поддержке издательства Corpus мы рады представить отрывок из книги «Самоучитель олбанского» эксперта нашего проекта, лингвиста и заведующего кафедрой русского языка РГГУ Максима Кронгауза. Автор пытается ответить на вопрос, что за странный эксперимент с русским языком происходит в интернете, в котором все мы — вольно или невольно — участвуем. Кто его ставит и зачем?

Эксперимент с языком не сводится к экспериментам с буковками. В интернете действуют и иные языковые механизмы, используются и другие приемы.

Вот, к примеру, много, много маленьких словечек. Но, короткие, несмотря на размер, они обычно больше, чем одно слово. Банально, но придется вспомнить Евгения Евтушенко с его знаменитым «Поэт в России больше, чем поэт». А тут перед нами слова, которые больше, чем слово. И что примечательно — не только в России. Речь идет об аббревиатурах, или, если по-простому, о сокращениях. Хотя это не одно и то же.

Кажется, что аббревиатура (от итальянского abbreviatura «сокращение») — вещь простая и понятная. На самом деле это не так. Проблемы начинаются с определения. Вот, например, «Лингвистический энциклопедический словарь»: «Существительное, состоящее из усеченных слов, входящих в исходное словосочетание, или из усеченных компонентов исходного сложного слова». И сразу возникают вопросы.

Обязательно ли существительное? А, например, ДСП — для служебного пользования, это ведь не существительное? А врИО?

Если мы говорим об одном слове, то почему обязательно сложном? А руб.? А и т. д.? А т. е.? Ведь, сокращенные до одной буквы с точкой, так или далее, то или есть, слова совсем не сложные. И вообще, те, которые с точкой, это аббревиатуры?

А если сокращать слово с помощью слеша или дефиса, то это аббревиатуры? Например, б/у или Б-г? А лит-ра в школьных дневниках? А в древних текстах вообще используются слова под титлом [титло — надстрочный знак, обозначавший, в частности, в церковнославянском языке сокращение слова): Бг҃ъ или Хс҃ъ? И это я еще даже не начал говорить об интернете.

В английской терминологии всё немного проще: обычно говорят о сокращенной форме слова или словосочетания, так что аббревиатурой (или сокращением) может считаться всё.

Разница в определениях неслучайна. Просто каждое из них ориентировано на свой язык. В русском мы привыкли называть аббревиатурами слова типа универмаг, сельпо, мнс, ГУМ, ВУЗ, НИИ, ГАИ, КГБ, КПСС, ТАСС, ЖКХ, ВАЗ, СССР, США, НАТО, ФИФА, МГУ, ЕГЭ. Все они, конечно же, существительные, а примеры типа ДСП или т. е. довольно редки, а значит, могут считаться исключениями.

, а то вообще возникает смешанный тип — ЦСКА. По буквам эту аббревиатуру следовало бы произносить так: цэ-эс-ка-а. Есть еще проблема самостоятельности аббревиатуры, превращения ее в полноценное слово. Например, вуз часто пишут строчными буквами и забывают о расшифровке, а ТАСС (телеграфное агентство Советского Союза) переходит в мужской род, хотя агентство среднего рода: ТАСС уполномочен заявить…

Рекомендуем по этой теме:
16326
Язык в интернете

Не менее интересна и общая проблема: почему вдруг в языке начинает появляться очень много аббревиатур.

Многие полагают, что аббревиатуры у нас появились после революции и связаны с бюрократизацией речи. Вот, например, ранние советские аббревиатуры: Наркомпрос, Совнарком, колхоз, комсомол, юннат, рабфак, пролеткульт, Главполитуправление и многое другое. В общем, это всё очень советские словечки. Как тут не вспомнить два советских учреждения, постоянно менявших названия-аббревиатуры. Одно — это ЖЭК, ДЭЗ, РЭУ… Другое — это ЧК, ГПУ, НКВД, КГБ, а теперь и ФСБ. Как будто изменение имени может изменить их сущность!

Но историческая справедливость требует признать, что аббревиатуры появились до революции: сексот, к.-д., кадет, с.-р., эсэр, с.-д., эсдэк, главковерх, командарм, военмин и т. д. [про многие из них пишет замечательный славист Сергей Карцевский в книге «Язык, война и революция», изданной в Берлине в 1923 году]. Большинство из них, действительно, связано с бюрократическим языком, это названия партий, учреждений, должностей. Появление аббревиатур — военных названий — во время войны 1914 года, возможно, вызвано не только бюрократизацией речи, но и активным использованием телеграфа, требующим сокращения текста, как сегодня это происходит с смс-коммуникацией.

В общем, про аббревиатуры, про эти коротенькие словечки можно писать длинные романы. Есть сокращения мистические и пугающие, есть сакральные и возвышенные, есть непроизносимые и бюрократические. Аббревиатуры чрезвычайно разнообразны. Сегодня мы видим, что они встречаются и в обыденном языке, и в сленге, например просто в разговорах в интернете.

Разговор об интернет-сленге начну с сокращения вполне обычного, но очень важного для интернета. Это ЖЖ — Живой журнал. Наряду с этой аббревиатурой в русских текстах используют и английскую аббревиатуру LJ (LiveJournal). Интересна еще и игровая транслитерация последней — Лже (лже), встречающаяся в сложных словах, например, лже-юзер, лже-френд и даже лже-Россия (lj.rossia.org). Первоначально она использовалась как каламбур, поскольку совмещала два прочтения: «LJ-френд» и «ложный френд», но от частого употребления юмор постепенно стирается. Из этих вариантов аббревиатура ЖЖ наиболее употребительна и продуктивна. Она породила словечки, которые уже и не вполне аббревиатуры: жеже, жежешку и жежешечку.

Но, кроме вполне стандартного по образованию ЖЖ, появились и другие аббревиатуры, мягко говоря не совсем обычные для русского языка. Они пришли из английского и не обязательно связаны с интернет-жаргоном: SMS, PC, CD, IT, PR, HR и т. д. Говорить о них я, скорее, не буду, замечу только, что мы теперь постоянно используем для их передачи названия английских букв: пи-ар, си-ди, эйч-ар и т. п. Самые употребительные из них постепенно обживаются в русском языке, соединяясь с русскими суффиксами и приставками: пиарщик, сидишник, эсэмэска и т. д.

В интернете же появились совсем нехарактерные для русского языка, заимствованные аббревиатуры, за которыми порой скрываются целые фразы или выражения, ну никак не похожие на существительные. Они в разной степени осваиваются русским языком, что видно, в частности, по тому, какими буквами — русскими или английскими — они записываются. Пожалуй, самой популярной среди таких аббревиатур следует считать ИМХО. Она встречается в нескольких вариантах. Вот, например, еще не вполне обрусевшее, записанное в латинице — IMHO, а вот, наоборот, совсем освоенное, написанное к тому же строчными буквами имхо. Кстати, для тех, кто не знает, стоит сказать, что IMHO — это сокращение по первым буквам английского выражения «in my humble opinion» (другой вариант расшифровки «in my honest opinion»), что означает «по моему скромному мнению». В интернете царит игровая стихия, и, естественно, возникают различные попытки переосмысления этой аббревиатуры, например как изначально русской: «имею мнение, хрен оспоришь» или более спокойное — «имею мнение, хочу озвучить». Сам по себе прием позднейшей интерпретации известной аббревиатуры очень важен и используется в олбанском довольно часто: РЖД — «Российская жестокая действительность» или ГИБДД — «Гони инспектору бабки, двигай дальше». Но это, скорее, можно рассматривать как языковую игру, чем как механизм появления общепринятых интерпретаций.

Из других аббревиатур-выражений я бы назвал еще английское LOL (в кириллице просто ЛОЛ), которое имеет несколько канонических расшифровок (в первой части об этом уже говорилось). Среди них три современных связаны со смехом: либо laughing out loud, либо laugh out loud [громко смеяться], либо lots of laughs [много смеха], ну, а если стремиться к однообразию, то всех их можно перевести на русский чем-то вроде «ну очень смешно». В рунете встречаются и исконно русские аналоги, например, ржунимагу (правда, это не аббревиатура), что еще раз свидетельствует о важности смеха в интернет-жизни. В этом современном значении LOL появилось в 1980-х годах. Кстати, среди разнообразных выражений смеха в русском языке встречается и однобуквенное Ы (ы), часто, впрочем, повторяемое много раз: ыыыыыыыыы… Одна из гипотез его происхождения связывает его с английским lol по принципу внешнего сходства, то есть что-то вроде кодировки волапюк, но наоборот: английское слово читается, как если бы оно было записано русскими буквами. Впрочем, по-видимому, звук ы, повторенный многократно, действительно напоминает особого рода смех.

Менее частотным, но, пожалуй, не менее важным для понимания интернет-культуры и интернет-коммуникации стало словечко lulz, производное от этой аббревиатуры. Оно представляет собой графическое искажение формы множественного числа, что видно и по русскому заимствованию: лулзы. Это слово означает не просто «смех», «смешно» или «смешки», но смех обязательно жестокий, издевательский, смех над жертвой, выведенной из себя. В Луркоморье в качестве одного из русских аналогов предлагается не самое приличное слово смехуёчки. Лозунгом одной из самых скандальных интернет-энциклопедий — Encyclopedia Dramatica — стала стала пародия на официальный девиз США In God We Trust: In lulz we trust. Американский девиз In God we trust обычно переводится на русский язык, как «На Бога уповаем», буквальный перевод — «В Бога мы верим». Для In lulz we trust едва ли уместен перевод: «На лулзы уповаем». В русских текстах бытуют выражения «Все ради лулзов» или «Я сделал это ради лулзов» (англ. all for the lulz; I did it for the lulz), оправдывающие любые действия, если они доставляют специфическое удовольствие. Однако в том же Луркоморье все же утверждается принцип «факты важнее лулзов».

Назову еще две важных, хоть и не вполне освоенных аббревиатуры OMG и aka. Эти и многие другие аббревиатуры в английском существовали задолго до интернета, достаточно вспомнить знаменитое ASAP (as soon as possible), что означает «как можно скорее». Аббревиатуры OMG и aka активно используются в русских текстах, но при этом редко записываются русскими буквами. Аббревиатура OMG расшифровывается как Oh my God — «О, Боже мой!» и выражает удивление. Она появилась в английском в начале двадцатого века, но не была особенно популярной. Аббревиатура aka (also known as, «также известный как») указывает на прозвище, псевдоним или ник или просто другое название.

Аббревиатуры IMHO, LOL, OMG именно в качестве выражений из сетевого сленга (независимо от реального времени их появления) были включены в Оксфордский словарь, то есть получили своего рода официальное признание. Кстати, в Оксфордский словарь были включены и другие менее известные у нас сетевые аббревиатуры, например TMI (too much information — «слишком много информации»), чьим аналогом, по-видимому, можно считать падонковское выражение слишкам многа букаф. Интересно, что LOL в 2012 году было включено и во французский словарь Petit Robert, что показывает нам французов с неожиданной стороны. Их любовь к родному языку и желание сохранить его не препятствуют объективности. Мы в этом смысле отстаем значительно.

Рекомендуем по этой теме:
72156
FAQ: Эрратическая семантика

Вот несколько примеров из Оксфордского словаря и из нашей блогосферы (далее О и Б).

Б: Но имхо пора бы расставить все по полкам и вести решение вопросов строго в порядке живой очереди с учетом приоритета в строго отведенные для этого часы, с 9 до 18 например [к сожалению, в Оксфордском словаре в статье об IMHO отсутствуют примеры употребления].

О: I love how you said ‘coffee is not my cup of tea’. LOL! [Мне нравится, как вы сказали, «кофе — это не моя чашка чая». LOL!]

Б: «Тут вирус по аське ходит. Выглядит как инетовская ссылка со следующим окончанием «: -)), LOL» Ни в коем случае ссылку не открывайте. Передай всем своим, плиз [В этом примере сообщается о том, что смайлик и аббревиатура служат приманкой для наивного пользователя].

О: OMG! If my parents find out they will go crazy! [OMG! Если мои родители узнают, они сойдут с ума!]

Б: OMG! Завтра мне уже 15.я старею, черт возьми! : D не верится…время…время…

О: John Merrick, aka the Elephant Man [Джон Меррик, также известный как человек-слон]

Б: Меня зовут Анютень aka -Анка_ПуЛеМеТчИцА.

И еще один важный для нас пример:

Не секрет, что я особенно падок на жизнеописание aka Лытдыбр.

Ну и, наконец, еще одна популярная в узких кругах английская аббревиатура RTFM, первоначально являвшаяся сокращением Read The Following Manual, но позднее интерпретированная более жестким способом: Read The Fucking Manual, то есть «прочти эту чёртову инструкцию». Это распространенная в сети ответная реплика специалиста на дурацкий, по его мнению, вопрос, которая близка по смыслу к выражению Учи матчасть!

В русском языке вне интернета подобные аббревиатуры-выражения почти не возникают и не употребляются (почему «почти», объясню позднее). Зато в интернете в последнее время становится всё больше сокращений русских фраз и выражений. Часть из них — просто переводы с английского, часть — свои собственные, придуманные.

Впрочем, одни из первых аббревиатур такого рода возникли еще в жаргоне кащенитов, о котором говорилось выше. Это три знаменитых вопроса:

АПВС — А почему ви спрашиваете?

АПВОВНВ — А почему ви отвечаете вопросом на вопрос?

ВА — Ви антисемит?

Другие аббревиатуры не связаны с определенным жаргоном, но понимают их все-таки не все, а скорее узкий круг любителей. Ну вот, например, ЕВПОЧЯ или ЕМНИП. Кто не знает, никогда не догадается, что это «если вы понимаете, о чем я» и «если мне не изменяет память». Или вот, пожалуйста: СЗОТ («сорри за офф-топ»). Мне, правда, больше нравится экспрессивная, но мало кому известная ТТТ — «тьфу-тьфу-тьфу»! Гораздо более популярны матерные КГ/АМ и ХЗ, но тут уж непросвещенным читателям, если такие остались, придется догадаться самим, что, впрочем, мало реально. Впрочем, поступлю, как принято при цитировании бранных выражений: креатив …/автор … … знает.

А теперь вернусь к этому самому «почти» и выйду за пределы интернета. Оказывается, что аббревиатуры-выражения (а не привычные существительные) встречались в русском языке и в добрые старые времена, но только их было мало и использовались они не в литературном языке.

Аббревиатура ЧТД (вариант ЧиТД) хорошо известна математикам. Она обычно пишется в конце доказательства и расшифровывается следующим образом: Что и требовалось доказать. Эта аббревиатура хоть и русская, но не вполне исконная, поскольку является переводом с латыни (или, возможно, древнегреческого), где пишется так: QED, что расшифровывается как quod erat demonstrandum. Аналоги латинской и древнегреческой аббревиатур есть во многих языках. Таким образом, в данном случае мы имеем дело с «серьезной» аббревиатурой, существующей в рамках профессионального жаргона. Кроме этого, есть еще несколько исконно русских и шутливых сокращений.

Вот например: агентство ОБС (аббревиатура встречается и без слова агентство), то есть одна бабка сказала.

Несколько шутливых аббревиатур начала двадцатого века приводит в уже упомянутой книге Сергей Карцевский. Это с. с. — сукин сын, стандартная аббревиатура-существительное, но также Партия к. в. д., то есть Партия «Куда ветер дует», где к. в. д. обозначает целое выражение.

Сегодня подзабыта и еще одна замечательная аббревиатура — ЕБЖ. Ее использовал, а скорее всего и придумал Лев Толстой. Так он заканчивал письма или дневниковые записи, планы на будущее. А означает она: «если буду жив» (в письмах ее, по-видимому, иногда можно трактовать и как выражение «если будем живы», включающее читателя). Эта ЕБЖ действительно похожа на современные аббревиатуры-выражения еще и своей подчеркнутой разговорностью и даже некоторой интимностью. Она тоже для узкого круга. Кто поймет, тот поймет, а кто не поймет, тому и не надо! В общем, ЕБЖ — классическая русская аббревиатура в прямом смысле слова, ведь она — от классика.

Лев Толстой описал в романе «Анна Каренина» еще одну замечательную ситуацию, в которой процесс создания аббревиатур намного важнее, чем конечный результат. Собственно результата как такового и нет, потому что никаких устойчивых аббревиатур так и не возникает. Речь идет о любовной игре Левина и Китти.

— Постойте, — сказал он, садясь к столу.

— Я давно хотел спросить у вас одну вещь.

Он глядел ей прямо в ласковые, хотя и испуганные глаза.

— Пожалуйста, спросите.

— Вот, — сказал он и написал начальные буквы: к, в, м, о: э, н, м, б, з, л, э, ч, н, и, т? Буквы эти значили: «когда вы мне ответили: этого не может быть, значило ли это, что никогда, или тогда?» Не было никакой вероятности, чтоб она могла понять эту сложную фразу; но он посмотрел на нее с таким видом, что жизнь его зависит от того, поймет ли она эти слова.

Она взглянула на него серьезно, потом оперла нахмуренный лоб на руку и стала читать. Изредка она взглядывала на него, спрашивая у него взглядом: «То ли это, что я думаю?»

— Я поняла, — сказала она, покраснев.

— Какое это слово? — сказал он, указывая на н, которым означалось слово никогда.

— Это слово значит никогда, — сказала она, — но это неправда!

Он быстро стер написанное, подал ей мел и встал. Она написала: т, я, н, м, и, о. <…>

Он взглянул на нее вопросительно, робко.

— Только тогда?

— Да, — отвечала ее улыбка.

— А т… А теперь? — спросил он.

— Ну, так вот прочтите. Я скажу то, чего бы желала. Очень бы желала! — Она написала начальные буквы: ч, в, м, з, и, п, ч, б. Это значило: «чтобы вы могли забыть и простить, что было».

В этом тексте важны не конкретные аббревиатуры, а сам процесс аббревиации, или, проще говоря, сокращения. Он создает особую интимную (для двоих или для узкого круга) коммуникацию. Слова понятны только посвященным или, как у Толстого, настроенным на одну волну.

Итак, очевидно, что разговор об аббревиатурах в интернете распадается на две темы. Одна — это аббревиация, то есть процесс, который далеко не всегда дает какие-то общезначимые результаты. В особенности это касается относительно нового типа аббревиатур — сокращения выражений или высказываний с глаголом во главе. Надо быть Львом Толстым, чтобы придуманная таким образом аббревиатура стала известной за пределами узкого круга. Сегодня таких аббревиатур нет, все они существуют в рамках какого-то сленга, иногда очень узкого, и более того, являются его яркими приметами. Можно сказать, что такой механизм сокращения в олбанском языке сегодня весьма популярен, хотя общезначимых следов он почти не оставляет. Более привычные для русского языка аббревиатуры-существительные легче становятся общеизвестными, и аббревиатура ЖЖ тому подтверждение.

Вторая тема — это сами аббревиатуры, их жизнь и развитие в языке, в том числе и в олбанском. Иногда даже процесс аббревиации нам не виден. Например, в случае заимствований он происходит в чужом языке, и знать об этом нам необязательно. Мы заимствуем слово, а было ли оно результатом сокращения или нет, для нас не очень-то и важно. Подобные слова, конечно, выглядят странновато, и поначалу это смущает. Но по мере употребления, если они действительно употребительны, мы их осваиваем, и они становятся похожи на обычные слова. Важным шагом в процессе осваивания становится переход с латиницы на кириллицу, то есть запись аббревиатуры русскими буквами. Следующим шагом для них становится запись строчными буквами, а потом обрастание словами-родственниками. Особенно легко эти процессы проходят, когда слово легко читается (речь идет, если кто помнит, об акронимах). Эти же процессы (кроме переписывания кириллицей) происходят и для исконно русских аббревиатур. Определенную роль играет и постепенное стирание в памяти того, как расшифровывается аббревиатура.

Рекомендуем по этой теме:
609
Добро пожаловать!

Про колхоз или вуз уже не всякий вспомнит расшифровку, а про лазер, скажем, уже вообще не помнят сам факт, что это была аббревиатура. Из совсем новых нельзя не упомянуть пиар. Родственников у приведенных в пример аббревиатур хватает: колхозный и колхозник, вузовский, лазерный и т. п. Вот и молодое слово пиар обросло целой семьей: пиарщик, пиарить, пиариться, отпиарить, распиарить и т. п.

С IMHO тоже произошло определенное обрусение: запись кириллицей, а потом и строчными буквами: IMHO (imho) → ИМХО → имхо. И означает оно просто «по-моему» (хотя кто-то еще помнит про скромное мнение). При большой популярности даже сложность чтения не слишком препятствует освоению слова. Так, SMS (Short Message Service, «служба коротких сообщений») вполне обрусело (СМС, смс или эсэмэс) и породило родственников: смски или эсэмэски, а также более редкое смсить (эсэмэсить). А о том, что английскую расшифровку уже не помнят, свидетельствует русское выражение СМС-сообщение, парадоксальное, но устойчивое. Парадоксальность его заключается в том, что слово сообщение уже зашифровано буквой M (message) в самой аббревиатуре, так что повтор его избыточен. Такое, впрочем, случается и в сферах, далеких от новых технологий: VIP-персона (где P расшифровывается как person).

Короче говоря, высшая доблесть для аббревиатуры не в том, чтобы быть больше, чем слово, а в том, чтобы как раз полноценным словом стать. Такое вот мое скромное мнение.