Первая мировая война (или Великая война, как называли ее современники) открыла ХХ столетие. Именно с убийства в Сараево начался некалендарный ХХ век. Глобальный конфликт, в котором были заинтересованы все основные участники, стал своего рода цезурой, разграничившей мир на эпоху до и после.

Стремление разобраться и проанализировать события тех лет до сих привлекает внимание исследователей, каждое новое поколение которых пытается ответить на ключевые вопросы: как это было возможно и какие последствия имела Великая война для мира. При этом каждый новый виток исследовательского интереса обогащает понимание событий, судеб, настроений, устремлений, целей и надежд всех тех, на чью долю выпало стать участником и свидетелем Великой войны. Разнятся подходы и оценки, но одно остается неизменным — убеждение в том, что это была подлинная трагедия европейского духа и цивилизации.

1

Асташов А. Б. Русский фронт в 1914 — начале 1917 года: военный опыт и современность. М.: Новый хронограф, 2014

Историко-антропологический взгляд на Первую мировую войну получил подробное освещение в фундаментальной монографии Александра Асташова, написанной на обширном архивном материале. Письма, донесения, агитационные материалы, а также медицинские и административные сведения позволили сформировать совершенно новый взгляд на тему человека на войне. В отечественной историографии это одна из первых попыток, причем чрезвычайно удачных, представить данную тематику в едином и концептуально выверенном исследовании. Наряду с общими вопросами, такими как организация мобилизации, формирование частей, рассматриваются и принципиально новые аспекты бытования солдат: их эмоциональное состояние, рост агрессии, изменения в оценках смерти, общая дегуманизация, которая, несомненно, повлияла на последующие события Гражданской войны и практики большевистского террора.

Помимо этого, одним из принципиальных вопросов, ставящихся в монографии, была тема столкновения традиционалистских взглядов русских солдат, происходивших преимущественно из крестьян, с вызовами современности, выраженными в самом характере войны, в ее смысловых и содержательных основаниях. Новые технологии, ставшие неотъемлемой частью ведения боевых действий, не принимались традиционалистским мировоззрением. При всех инновационных разработках, таких как новейшие системы летальных аппаратов, которые были разработаны российскими инженерами, например Сикорским, отношение русских солдат к ним было отрицательным и крайне враждебным: «Такая пакостная птица, чтобы она издохла; эту птицу, должно, черт выплодил на нашу голову».

2

Юнгер Э. В стальных грозах. СПб.: Издательство «Владимир Даль», 2000

Дневники Эрнста Юнгера, впоследствии ставшего классиком немецкой литературы XX столетия, фиксируют настроения, охватившие не только молодежь Германии, но и всей Европы. Война виделась как зарождение и становление нового миропорядка, который мог родиться лишь через гибель старого. Стать участником этого процесса означало принять участие в этом рождении. Война как приключение, которое закаляет характер и до предела обостряет самые высокие — честь и достоинство — и самые низкие качества человека — трусость и предательство. В этой позиции не было места средним значениям, а эстетизация онтологии катастрофы станет важнейшим элементом его творчества: «Мы выезжали под дождем цветов, в хмельных мечтаниях о крови и розах. Ведь война обещала нам все: величие, силу, торжество. Таково оно, мужское дело, — возбуждающая схватка пехоты на покрытых цветами, окропленных кровью лугах, думали мы».

После поражения Германии Юнгер оставался верен своим идеалам. В отличие от Ремарка и многих других деятелей культуры того времени, отрекшихся от идей «августа 1914 года» и начавших артикулировавших в своем творчестве пацифизм, он не считал, что война была ошибкой, и по-прежнему видел в ней необходимость, которая задала новые очертания эпохе, свободной от буржуазной изнеженности и сословных предрассудков.

3

Великая война 1914–1918: Кинофотохроника. СПб.: Лики России, 2014, 2016. Т. 1. — 527 с.; Т. 2. — 507 с.

Кино- и фотодокументы являются ценнейшими источниками, расширяющими представления о повседневности. Они позволяют придать глубину и объем нашему пониманию и восприятию прошлого. Наконец, с помощью визуальных источников мы можем попытаться посмотреть на мир глазами очевидцев. Технические возможности фиксации окружающего мира начала ХХ века позволили сохранить и донести до нас образы людей и событий военных лет. При рассмотрении кадров кинохроники и фотодокументов Первой мировой войны, различных аспектов повседневности, таких как организация фронтового быта, развлечения, медицинское обслуживание, последствия атаки, смерть, системы вооружений, возникают совершенно иные образы, отличные от парадных представлений, от официальной героики любого военного конфликта. И главное, благодаря фотографиям можно увидеть, как менялись лица бойцов по мере развития конфликта: от радостных и ликующих в момент объявления войны до читающейся во взгляде отрешенности и ожесточенности, сформировавшейся за годы существования на фронте.

Рекомендуем по этой теме:
Журнал
Балканы: пороховой погреб Европы

В основе данного издания лежит тематическая подборка материала, представленная такими разделами, как: «медицина, милосердие, благотворительность», «окопная жизнь», «машины для убийства», «тыл в годы войны», «жизнь военнопленных» и другие. Для этого была проведена огромная работа в архивных коллекциях России, Германии, Франции, Австрии, Великобритании, Сербии, США и так далее. К сожалению, данное издание вышло ограниченным тиражом, насчитывающим всего лишь 1000 экземпляров. Будем надеяться, что когда-нибудь оно будет доступно и в электронном виде, а пока к столетию начала войны были запущены несколько мультимедийных платформ: российский проект «Памяти героев Великой войны 1914–1918» и европейский проект «Europeana 1914–1918», на которых представлены кадры кинохроники, собрания фотографий, а также оцифрованные документы, издания, плакаты и дневники участников.

4

Роган Ю. Падение Османской империи: Первая мировая война на Ближнем Востоке 1914–1920 гг. М.: Альпина нон-фикшн, 2018

Ближневосточный театр военных действий все еще занимает несколько периферийное значение в общей массе исследований по Первой мировой войне. Это особенно заметно в российской историографии, где до сих пор имеется известный дефицит работ по данной тематике. Османская империя часто упоминается как одно из перечислений наряду с другими прекратившими свое существование великими империями: Российской, Австро-Венгерской и Германской. Между тем именно вступление Османской империи в войну придало конфликту мировую глобальность, включив в зону боевых действий Азию и Африку.

В монографии британского историка Рогана последовательно анализируется театр боевых действий, происходивший на Ближнем Востоке: битва за Дарданеллы, трагедия уничтожения армян, поражение страны Антанты на Галлиполийском полуострове, Месопотамская кампания, осада Эль-Кута и другие. Автор выделяет особую роль идеи джихада, взятой на вооружение германским командованием. Надежды немецких стратегов на то, что мусульманское население английских и французских колоний поднимется на священную войну против неверных и тем самым подорвет колониальное спокойствие стран Антанты изнутри, не оправдались. Но опасения европейских политических сил по поводу возможности использования джихада против стран Запада все еще являются важным фактором внутренней и внешней политики.

Послевоенное урегулирование привело к разделу Османской империи и заложило основу многих противоречий, которые по сей день раздирают арабский мир.

5

Туз А. Всемирный потоп. Великая война и переустройство мирового порядка, 1916–1931 годы. М.: Издательство Института Гайдара, 2017

Каждая страна — участник Первой мировой войны стремилась использовать этот конфликт как утверждение превосходства собственного модуса существования и определить тем самым траекторию стратегического развития в ХХ столетии не только для себя, но и для мира в целом. Здесь столкнулось множество интересов: политические устремления, национальные амбиции, идеи реванша, утверждение экономического первенства и доминирования и другие. В августе 1914 года казалось, что война не продлится так долго и к Рождеству закончится, а ее последствия не будут носить характер гуманитарной и цивилизационной катастрофы. Именно этим можно объяснить всеобщее ликование в Вене, Белграде, Берлине, Париже, Петербурге и Лондоне, когда было объявлено о начале войны. Обстоятельства распределились по-другому.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
7993 6
Культурная память о Первой мировой

Война продлилась четыре года, обозначенные проблемы не только не были преодолены, но и отяготились новыми обстоятельствами: территориальный передел мира, затронувший немецкие колониальные владения и территории бывшей Османской империи; революции в России, Германии и Австрии, повлиявшие на создание новых национальных государств в Восточной Европе, подавляющее большинство из которых было недовольно тем, как были прочерчены границы; экономический кризис, унизительный Версальский договор, подорвавший доверие к державам-победительницам и к отстаиваемым ими демократическим ценностям; фактическое фиаско Лиги Наций, так и не сумевшей стать арбитром международной жизни.

В монографии Адама Туза предпринимается попытка комплексного рассмотрения послевоенного устройства мира, анализируются политические, экономические, социальные и культурные уровни обустройства мирового порядка после катастрофы Первой мировой войны.