нажми меня

видео

Транснациональная история

Историк Дина Гусейнова о национальных интересах, «Оборонсервисе» и наследии Первой мировой войны

02.02.2013

4 933

Когда транснациональная история сформировалась как самостоятельный подход к исследованиям? Как транснациональная история описывает феномен войны? И как данный метод может помочь пересмотреть наследие Первой мировой войны? Об этом рассказывает PhD in History Дина Гусейнова.

PhD in History, University of Cambridge, сотрудник Центра транснациональной истории департамента университетского колледжа (UCL), Лондон, стипендиат фонда Leverhulme

- - -

    • http://www.facebook.com/alexandrcfif Alexander Kondrashev

      Изложение очень путанное. Не понятно, что, кроме отказа ставить нацию в центр, включает данная концепция. Кто субъект этой истории? Сказано, что не нация и не класс. Получается история без субъекта.

    • Сергей

      Думаю нужно сразу рассматривать общий исторический процесс всего человечества, а уже в нём смотреть место наций и государств. Станут понятны причины многих событий и явлений. Например, войны зачастую проходят в интересах третей стороны, даже не участвующей в войне. В частности Российскую империю втянули в Первую мировую войну против её интересов.

    • dgusejnova

      Вопрос о субъекте – прямо в точку, но это тема для отдельного разговора. Здесь мне удалось коснуться лишь тех взглядов, которые являются общим знаменателем «транснационального» поворота, и указать несколько опорных точек в генеалогии этого поворота. В основном этот общий знаменатель – критика «методологического национализма». Что касается положительных выводов, мнения расходятся. Не всякому историку нужен «субъект», многие довольствуются «объектами» исследования – т.е. формами репрезентации
      человеческой жизни, такими как культура, язык, эмоции, память, и т.д. Для
      истории идей, или интеллектуальной истории, – транснациональный поворот сам предмет исследования, на первый взгляд, не меняет, но этот поворот влияет на критерии исследования: больше внимания уделяется многоязычию, диалогическому характеру установления общего смысла и т.д. Даже у тех историков, которые хотят открыть новых субъектов истории, они бывают разными. Политические историки с транснациональной оптикой всегда рассматривают историю государств в сравнительной перспективе с негосударственными или надгосударственными субъектами. Это не только корпорации, но и общественные или этнические группы и сообщества, которые оказывают влияние на общественную жизнь, будь то Красный
      крест и Международный банк, или орден иезуитов и Ганзейская лига. Сама форма взаимодействия таких корпораций становится предметом интереса. Для социальной истории субъектом исследования могут стать разные ассоциации, которые могут быть политически индифферентными в отношении многих, за исключением защиты собственных, правовых ситуаций, например, гендерные сообщества, этнические меньшинства, сообщества, организованные по принципу общности эстетических взглядов, университеты, и т.д..

      Если вам это кажется размытым, то задумайтесь, справедливо ли считать «национальную» или строго «классовую» оптику более конкретной, или же мы к ней просто привыкли и считаем абстрактую категорию «реально» существующим субъектом, который думает, помнит, любит и ненавидит? В любом случае, вопрос о субъекте любой историк должен решать самостоятельно, мне было важно указать на новые формы ориентации для
      принятия этого решения.

    • dgusejnova

      Согласна с Вами, хотя, конечно, прав и Александр, что в конкретном случае важно определиться, что именно мы считаем темой или процессом «всего человечества». Я лично считаю, что на самом абстрактном уровне это — история свободы и несвободы, доступа к ресурсам, равенства и неравенства и т.д.. Что касается причин и интересов — структурно они часто бывают похожими и у национальных, и у ненациональных ассоциаций (как говорил Ницше — «воля к власти»), зато тем интереснее исследовать формы, в которых проявляются интересы разных общественных групп, взвешивать их идеи относительно общечеловеческих ценностей. Т.е. не стоит воспринимать транснациональный поворот как карт бланш для исследования теорий заговора «против» нации или империи.

      Что касается Российской империи — безусловно, учитывая тот факт, что в результате войны она разрушилась, нам сегодня легко говорить, что война противоречила ее интересам. Однако ранее ее тоже втягивали в ряд вполне похожих войн, которые оказались выгодными с точки зрения расширения территорий, бизнеса, действующего в рамках империи, и т.д. (например некоторые из русско-турецких войн). Об этом очень интересно пишет русский (сегодня бы его назвали «российским») историк имперской эпохи Михаил Таубе.

    • http://www.facebook.com/alexei.kotov.7 Alexei Kotov

      По сути, нации в современном смысле — всего лишь эпизод в нашей истории, начавшийся кое-где в 17 веке, но в среднем позже (в России, по-видимому, с конца 18-го по середину 19-го века и вторично в 1990-е годы) или вовсе не начавшийся.

      До наций были другие формы идентичности, например, вера в Христа или, более узко, принадлежность к Православию (сегодня этот тип идентичности реализуется в исламе). Глобализация 2000-x, само собой, породила новые (сетевые) формы. Поэтому транснациональная история имеет право на существование как естественный и наиболее общий академический подход.

      Кстати, из выступления я понял, что Черчилль — это весело, а ядерное оружие — еще смешнее. ;)

    • aghek

      Какую литературу по транснациональной истории Вы можете порекомендовать? А именно ту, где больше внимания уделяется борьбе интересов и ценностей разных ассоциаций и групп общества

    • dgusejnova

      Я бы посоветовала начать со следующих (если читаете по-английски) — Sarah Snyder, Human Rights Activisim and the End of the Cold War (Cambridge, 2011). Mark Mazower, Salonica, City of Ghosts: Christians, Muslims and Jews, 1430-1950 (HarperCollins, 2004). Florence Tamagne, The History of Homosexuality in Europe (перевод с французского) (Algora, 2004). Paul Gilroy, The Black Atlantic: Modernity and Double Consciousness (Harvard, 1992). Публикации авторского коллектива Ильи Герасимова, Марины Могильнер и Александра Семенова, связанные с проектом «аб империо». Следует учесть, правда, что многие из этого списка не называют свой подход «транснациональным».

    • http://www.facebook.com/valery.vassilchenko Valery Vassilchenko

      Для России эта тема актуальна? В России была хоть когда-нибудь национальная история? Что здесь критически пересматривать?

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Нам стремятся навязать глобализацию, сделать всех одинаковыми винтиками, иванами, не помнящими родства, баранами, которыми легко управлять — мечта ТНК и того субъекта, что принято называть мировым правительством, ну или его зачатками. Страшно подумать, что будет без наций, без этого цветущего многообразия мира. Нет уж, нации — вовсе не эпизод в нашей истории, а самый что ни на есть фундамент всей нашей жизни, лишись которого мы потеряем свою идентичность. В будущем, когда не будет эксплуатации человека человеком, когда будет приоритет нравственности над инстинктами (не насильный внешний, а имманентный, внутренний) и народ будет заниматься творчеством, наукой, воспитанием — если мы до этого доживём, конечно, потому что с нынешним уровнем конфронтации это не очевидно — тогда будет возможность слиться в единую единицу «земляне».

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      И сегодня каждый пишет свою историю, не надо никого вводить в заблуждение. Транснациональная история)). Очень смешно. Ни один западный историк никогда не напишет правду о нашей стране. Да хотя бы о роли СССР во Второй Мировой войне. Так о какой там трансистории речь?)

    • aghek

      Спасибо

    • dgusejnova

      В России до 1990-х уместнее говорить о национально-имперской истории, как у ее аналогов в Великобритании. Некоторые направления транснациональной истории предлагают усилить исследования экономических и культурных связей между империями, нежели их публичной конкурренции. С политической точки зрения эпоха национальной истории в России начинается в 1992-м году, когда Россия объявляет суверенитет от себя самой в своей прежней роли гегемона. Последующие законы (в т.ч. принятие закона о т.н. «победе над поляками» 4 ноября в качестве главного национального праздника) подтверждают эту гипотезу.

    • dgusejnova

      Не уверена, что поняла Вашу мысль. В чем именно состоит заблуждение, и что Вы называете «правдой» о роли СССР во Второй Мировой войне?

    • http://www.facebook.com/alexei.kotov.7 Alexei Kotov

      «Без наций» — это Вы меня не так прочли. Нация — одно из «воображаемых сообществ» (с), играющее важную роль в нашей жизни, и речь не идет о его ликвидации или игнорировании. Но, кроме наций, есть и другие формы идентичности, зачастую более древние или, напротив, молодые, которые не дают нам возможность «потеряться» в глобальном мире. Если для Вас «нация — это фундамент», значит, лично у Вас такая система ценностей. Националистическая. :)

    • Barbatis

      Многополярный мир деструктивен,национальные идеи во многом являются катализаторами многих глобальных проблем таких как голод, война, терроризм. Государство умерло и воняет пришла пора корпораций — пора «нового средневековья».

    • Николай Лорин

      :):):)!

    • Николай Лорин

      Изложение не путанное. Просто много молодежных «вставок», что ж, живая речь. Я думаю, без этих «вставок» («как бы»), эта речь поинтересней будет (и живость не утратит; темперамент, такое дело).

    • http://www.facebook.com/valery.vassilchenko Valery Vassilchenko

      Ну вот, для России национальная история только начинается (или даже может быть для неё только некоторые предпосылки возникают; «День народного единства» — это типичный симулякр), а Вы уже к транснациональной переходить предлагаете. Не рано ли? Боюсь, если опять вприпрыжку рванём за Западом, наступим ему, как обычно, на подол и глухо шмякнемся.

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Другие формы идентичности?) Назовите хоть одну. И посмотрите, как пытались объединиться арабские Египет и Сирия. Или как сейчас они «дружат». Как они отдали американцам вполне себе мусульманскую Ливию на съедение. Или как средневековые католики грабили и разрушали Византию. Нет другой идентичности, кроме своей страны.

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Если вы открываете английские газеты и читаете в них о России, то должны были понять. Ну раз не поняли, то и не надо понимать, просто отрабатывайте дальше свои гранты).

    • http://www.facebook.com/stepanov.constantin Stepanov Constantin

      >> единоверную Византию

      Мария, вы говорите какие-то совершенно ужасные вещи :) Православная Византия никак не могла быть единоверной католической Европе.

    • dgusejnova

      В ответ на некоторые из последних замечаний хочу отметить, что это описание одного из направлений историографии не является призывом к созданию какого-то единого метода, критике некой определенной национальной культуры, или пророчестве о закате той или иной культуры. Важно отличать критику национальных культур и институтов историографии (тема разговора) от предрассудков против национальных или других групп. Критикуя, например, как Спенсер воспринял теорию эволюции Дарвина, историки же не говорят ничего негативного о «человечестве» как таковом, а только о том, как Спенсер определяет это понятие. И тут такая же ситуация. Скорее это — приглашение на дискуссию о том, как постимперская, понстнациональная и транснациональная оптики могут соприкасаться. Привожу публикации, которые дают хорошее представление о формах такой дискуссии. В центре – вопрос о теоретических предпосылках, а не о
      пересмотре российской или какой бы то ни было истории. Мне кажется важным, что также как американские, британские, французские и немецкие историки не
      ограничивают свой исторический интерес «своими» странами, на примере журнала ab imperio видно, насколько продуктивно участие «русских» историков в такого рода теоретических дебатах (будь они историками с русским гражданством, русским образованием, историками русской национальности или другого происхождения, интересующиеся русской/российской/советской культурой среди прочих).

      Историк – также как физик, биолог, или патолог — прежде всего должен быть историком, а потом уже человеком той или иной национальности. При этом качество исторического исследования – совершенно отдельная тема, для которой важны более универсальные техники, такие как критический подход (вместо пророчества), избежание отвлекающих от сути аргументов «ad hominem», знание материала и т.д.

      Примеры форм дискуссии о транснациональной истории в сравнительном измерении:

      Илья Герасимов, Сергей Глебов, А. Каплуновский, М. Могильнер, А. Семенов, Новая имперская история постсоветского пространства (Казань, 2004), и проект журнала ab imperio

      C. A. Bayly, Sven Beckert, Matthew Connelly, Isabel Hofmeyr, Wendy Kozol, and
      Patricia Seed, AHR Conversation ‘On Transnational History’, American Historical Review, 111:5
      (2006), 1440-1464.

      Journal of World History

      Michel Espagne, Les transferts culturels franco-allemands (Париж, 1999)

    • http://www.facebook.com/elena.luchkina.90 Elena Luchkina

      Как-то жутковато слышать речи о том, что вот когда умрут те, кто являлся непосредственными участниками, когда нас не будет связывать уважение перед их эмоциями, вот тогда историк сможет развернуться… бррр…

    • dgusejnova

      Признаюсь, в краткой форме эта часть разговора звучит
      провокационно и неясно. Тут два момента – первый, хотелось изобразить некую
      (авто-)каррикатуру историка в роли «шакала» прошлого (это ответ на «бррр»).
      Второй – посерьезней, попытка выстроить в исторической перспективе, почему
      транснациональный поворот возникает именно в этот момент. Для этого нужно было
      бы яснее показать взаимосвязь между диалогом поколений и переосмыслением
      прошлого, к которому историков подталкивают антропологические исследования
      памяти (Морис Альбвакс, за ним Пьер Нора и другие) и истории пост-травматических
      поколений (Марианна Хирш – понятие «постпамяти»; работы Александра Эткинда, и
      другие). Имеется в виду, что есть разница между памятью собственного опыта, «унаследованной»
      памятью («постпамять»), исторической и коллективной памятью. Но это отдельная тема, которая только
      отчасти пересекается с «транснациональной». Краткий пример – участнику
      конфликта гораздо сложнее дается описание конфликта с позиции третьей стороны,
      нежели наблюдателю со стороны. Наблюдателем может стать современник, а может
      человек другой исторической эпохи. Но в отношении эпох все современники –
      участники, а все последующие поколения – наблюдатели.

    • http://www.facebook.com/alexei.kotov.7 Alexei Kotov

      До некоторой степени они все таки считались «единоверными» и уж точно были таковыми на фоне мусульман, задумывая вместе Крестовые походы. Однако несмотря на то, что критика религии как объединяющей силы исторически оправдана, подобные же упреки справедливо адресовать и национальному государству, которое далеко не панацея от гражданских войн, коррупции, тирании, предательств и прочих известных и неизвестных пороков.

      Но я не собираюсь доказыватъ националистам, что нации — не главное, потому что это оценочное суждение — предмет их личной веры. Тем не менее исследовать социальные процессы нашего прошлого и настоящего как только лишь взаимоотношения наций некорректно с научной точки зрения и не очень перспективно, поскольку жизнь куда разнообразнее.

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Нация- не главное, совершенно верно. Главное — Родина). А других форм идентичности вы так и не назвали).

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Неправда ваша. В отношении в прошедшей Второй Мировой мы в России не станем безликими «наблюдателями». Нравственная оценка всегда должна быть — не только из уважения к погибшим за сам факт нашего существование, но и как предупреждение и вечное напоминание, что бы такое больше не повторилось.

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Да вы что? А я и не знала, что католичество и православие — это не христианство). Просветите, что тогда это по-вашему?

    • http://www.facebook.com/maria.akhmetova.75 Maria Akhmetova

      Глупенько, слабенько, подражательно западным веяниям исторической моды. Историю, как известно, пишут победители. Этот опус в очередной раз доказал, что нам нужно быть сильными, чтобы самим писать свою историю и сохранять своё самосознание, свои ценности и вообще самих себя среди деградирующего в нравственном, воспитательном, образовательном отношениях мира.

    • Ольга Тихонова

      :):):)!

    • Ольга Тихонова

      Мы уже давно стали наблюдателями вне зависимости от количества пены у рта, с которой кто-то отстаивает иную точку зрения. Это и есть могущество времени (в античном олицетворении Кроносом) — «всепожирающее время».

    • Ольга Тихонова

      Хамство — не аргумент в споре.

    • Barbatis

      «нам», «нужно», кому ВАМ? историю чего вы собрались писать, березки и матрешки, все что осталось от страны. Чьи интересы мы должны отстаивать, жуликов грабящих страну, огромное количество наших стариков живет на улице а Путин наш лидер и «подниматель» дарит в телевизоре квартиру Депардье, что это? Издевка? Плевок в лицо неимущим гражданам? Национализм жвачка дураков, политику вершат группы, и люди в этих группах идентичны по способу восприятия мира а не по отношению к этносу или религии.

    • http://www.facebook.com/ilovevvp Игорь Усимов

      Зачастую научный спор с западными цитатами — сам хамство.

    • http://www.facebook.com/ilovevvp Игорь Усимов

      «Транснациональная история» — это очередной пример западного расизма
      http://www.evrazia.tv/content/4pt-protiv-rasizma-gorizonty-eksploraciya-subekta-adugin

    • Barbatis

      так кто по вашему хамит ученый или тот кто использует цитату ученого? Или вы сам расист и принципиально отвергаете все западное?

    • http://www.facebook.com/elena.luchkina.90 Elena Luchkina

      Спасибо за ответ, Дина… Пишете Вы мягче, чем говорите (ни в коем случае не хочу обидеть)… Интересно было бы услышать от Вас о коллективной и исторической памяти, думаю, тема цепляющая не только меня!

    • Rider8128

      Очень интересный подход, но к истории России последних 100 лет он, к сожалению, не применим: мы слегка самоизолировались от мира, и до сих пор, наверное, в наименьшей спетени интегрированы в мирровые процессы.

      Что, кстати, очень хорошо видно даже из комментариев к этой записи.

    • disqus_YU6BOZ9TCn

      проблема не в религии как таковой — в средние века церковь — это община сопричастников. она конституируется через причастие. раскол предполагал прекращение евхаристического общения (не восстановленный между греко-православной и римо-католичской церкями до сих пор). многие войны (напр виклифиты, гуситы и пр.) были вызваны разногласиями по поводу причастия. Религиозная община вполне себе форма идентичности. Что касается родины, то Кантарович как раз показывал как она приобретала современные черты через секуляризацию государственной власти

    в коллекциях постнауки

    опубликовано материалов

    01429

    готовятся к публикации

    +4

    Курс | Династический мир домонгольской Руси

    Фёдор Успенский

    Подписка

  • Cамое читаемое за месяц

  • 1

    Фёдор Успенский

    Междинастические связи Рюриковичей

    25 776

  • 2

    Вера Подлесская

    Сбои в спонтанной речи

    12 203

  • 3

    Андрей Глазовский

    Изменения ледников Арктики

    10 228

  • 4

    Александр Марков

    Архейская эра

    10 158

  • 5

    Эмиль Ахмедов

    FAQ: Специальная теория относительности

    7 918

  • Новое

  • talks

    Точка зрения | Система грантов

    Мнения экспертов ПостНауки, насколько ученый зависит от грантов

  • видео

    Катализ в сложных системах

    Химик Валерий Фокин о значении интермедиатов, механизме каталитической реакции и эффективности катализаторов

  • журнал

    Главы | Проблемы в функционировании национальных систем исследований

    Отрывок из книги «Роль ученого в обществе» социолога науки Джозефа Бен-Дэвида

  • видео

    Использование суперкомпьютеров в нефтегазовой отрасли

    Математик Игорь Петров о высокопроизводительных компьютерах, неоднородностях нефтяных пластов и сейсморазведке в зоне вечной мерзлоты

  • faq

    Как открыли новую экзотическую частицу?

    Физик Роман Мизюк об элементарных частицах из класса адронов и исследованиях на БАКе, которые подтвердили существование тетракварков