Транспонирование

Социолог Виктор Вахштайн о марксистской критике повседневности, формулах переноса и рекламе пива

12.09.2013
4 841
Этот материал является частью курса «Социология повседневности»
В чем состоит марксистская критика повседневности? Как устроен когнитивный стиль повседневного мира? Как связан мир повседневности с другими мирами? И как термин «транспонирование» был импортирован Ирвингом Гофманом из музыкальной теории в социологическую? Об этом рассказывает кандидат социологических наук Виктор Вахштайн.

Исходная аксиома социологии повседневности состоит в том, что существует множество миров. Мы понимаем, что мир повседневности является лишь одним из них. Существуют другие миры, которые ему некоторым образом соположны. В них действует принципиально иная логика, которую Шюц называет «когнитивным стилем». Есть мир сновидения, как что-то, что, по утверждению Анри Бергсона, прямо противоположно повседневному и является его полным антонимом; есть мир социологической теории, и не только социологической; есть мир вымысла; мир художественного произведения; есть мир религиозного переживания. Каждый из этих миров обладает своим собственным способом существования.

Формула сообществаПочему понятие сообщества утрачивает значение?

Изначально, когда эта проблема только ставилась, она была связана с вопросом о суверенности повседневности, о том, чтобы повседневный мир не объяснялся какими-то неповседневными феноменами. Самый яркий пример – это марксизм, который на одном из этапов своего развития дает ответвление под названием «критика повседневности». Мир повседневности начинает выглядеть как что-то неподлинное, что-то, скрывающее политическую или социальную структуру, стоящую за этим.

Суверенизация повседневности – первый этап развития социологии повседневности. Обоснование суверенности повседневного мира – это особая реальность. Ее нельзя объяснить или редуцировть к чему-то, что за ней стоит: ни к политической воле, ни к социетальным механизмам, ни к трансформации российского общества. Мы должны относиться к этому миру так, как если бы за этим миром ничего не скрывалось.

кандидат социологических наук, профессор, декан факультета социальных наук МВШСЭН, декан Философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС, главный редактор журнала "Социология власти"
Узнал сам? Поделись с друзьями!
  • kiryltrembovolski

    Great. Очень интересно. Замечательно рассказывает.

  • Илья

    Создаёт ли совокупность формул транспонирования свой универсум? Детерминирует ли описание одного мира совокупность остальных? Порождает ли пространство транспонирований вкупе с описаниями всех миров новую вселенную?

  • Сергей Платоненко

    Почему объект (событие) должен обязательно отображаться только в один из миров? Можно ведь предположить, что он будет частью нескольких миров одновременно. Т.е. «да, это спектакль» и «да, это убийство».

  • Виктор Вахштайн

    Гофман на это отвечает так: должен быть своего рода «консенсус наблюдателей». Это лекция, потому что и лектор, и студенты понимают происходящее как лекцию. Но если для лектора это «эксперимент», для студентов — «розыгрыш», а для администрации — «тест на профпригодность» возникает неопределенность фреймирования. Это не значит, что происходящее событие взаимодействия Х принадлежит нескольким мирам одновременно. Это значит, что нет консенсуса наблюдателей и событие до определенного момента непрозрачно.

  • Виктор Вахштайн

    Не создает, потому что транспонирование — это отношение, а отношение — это не субстанция. Хотя у нас всегда есть искушение помыслить его субстанциально — увы, теоретическая логика фрейм-анализа запрещает такой ход. Интересно, что при этом Гофман, отказываясь (в отличие от Джеймса и Шюца) строить классификацию миров, тем не менее, предлагает классификацию транспонирований.

  • Виктор Вахштайн

    Спасибо.

  • Илья

    Спасибо.

  • Сергей Платоненко

    Спасибо за Ваш ответ. Но хотелось бы для себя еще кое что уточнить.
    Допустима ли следующая интерпретация. Есть событие и несколько наблюдателей. С позиции каждого из наблюдателей событие принадлежит нескольким мирам одновременно. Но сходятся они только в одном. И это одно и будет консенсусом наблюдателей. Например, спектакль для артистов это и спектакль и работа. Для зрителей — это спектакль и отдых, спектакль и способ убить время, спектакль и способ познакомиться… Но все сходятся — это спектакль, и мы говорим, что консенсус наблюдателей достигнут.
    И второе. Не возникает ли чисто технических проблем по определению наличия консенсуса? Ведь если консенсуса не было, а по каким-либо причинам мы можем ознакомиться только с одной точкой зрения, наша оценка наличия консенсуса будет неверной.

  • Виктор Вахштайн

    Тут есть теоретическая развилка. Либо для нас «наблюдаемое событие коррелятивно событию наблюдения» (Филиппов) и тогда есть тот, кто говорит: «Это — спектакль»и, значит, это спектакль. В этом случае наблюдаемое событие оказывается релятивировано — оно всегда относительно позиции наблюдателя. Либо мы выбираем решение Гофмана и тогда событие коррелятивно не наблюдению (оно не «сертифицируется» наблюдателем), а самому процессу взаимодействия. То есть, оно всегда «между». Гофман не верит символическим интеракционистам с их понятием «определения ситуации» (см. у Томаса, Блумера, Стросса). Он говорит: «Если Вы определили ситуацию неверно, то она переопределит вас». Но что значит «неверно»? Значит, у события есть какой-то свой собственный онтологический статус, оно укоренено в онтологии социального мира и относительно независимо от наблюдателей и даже самих участников. Но вот что любопытно — оба теоретических решения не допускают идеи того, что событие Х одновременно принадлежит нескольким мирам. Ключевое слово здесь — одновременно. «Одно и то же» событие может много раз переопределяться. Лекция может перетекать в бардак и обратно. Но в каждый конкретный момент Y событие Х является чем-то одним. (За исключением моментов непрозрачности и мисфрейминга, когда оно вообще ничем не является.)

  • Сергей Платоненко

    Спасибо.

  • Demetroid

    Каким всё-таки бредом «занимается» социология, к сожалению. И это вместо того, чтобы изучать принципы функционирования общества и пытаться научно подойти к вопросу общественного блага.

  • Игорь Кузнецов

    Добрый день!
    Если социология повседневности релятивизируется, особенно после Гофмана, то делаются ли попытки найти новые основания трансцендентного?

  • Виктор Вахштайн

    Да, периодически. Но решение этой проблемы лежит в плоскости онтологии. А с ней у социологов всегда были проблемы. Особенно у социологов повседневности. Все надежды на «онтологический поворот», но пока он не оправдывает ожиданий.

  • Василий

    Унитаз всегда будет унитазом, а убийство убийством, какой бы мишуры не было накручено вокруг. Даже если унитаз увит розами и стоит на жертвенном столе, а убийство обусловлено самыми благородными мотивами, сути вещей это не меняет.

  • Daria Algunova

    Общества, как мы помним, не существует. А подходить к общественному благу деяние вообще уголовно наказуемое.

  • Виктория Подольская

    Витя, очень понравилось. Буду тебя смотреть). Спасибо.

  • Евгений Турищев

    очень заманчиво, конечно, использовать такой богатый инструментарий… но правда, что является предметом исследований «социологии повседневности»?

    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    11 750
  • 2
    Гасан Гусейнов
    5 836
  • 3
    Михаил Соколов
    2 314
  • 4
    Андрей Цатурян
    2 118
  • 5
    ПостНаука
    2 076
  • 6
    Татьяна Тимофеева
    2 040
  • 7
    Дмитрий Рогозин
    1 800
  • Новое

  • 1 630
  • 314
  • 2 040
  • 1 246
  • 1 319
  • 2 314
  • 11 750
  • 2 118
  • 2 076