«Не надо абсолютизировать собственную непогрешимость в таком деликатном вопросе, как знания о языковой норме»

Интервью с филологом Оксаной Грунченко о работе Службы, ЕГЭ и изменениях в современном русском языке

- 09.09.2014
3 767
Elizabeth
Материал подготовлен на основе радиопередачи «Русский язык» на радио Говорит Москва. Ведущий — главный редактор проекта «ПостНаука» Ивар Максутов, гость эфира — Оксана Грунченко, кандидат филологических наук, координатор Справочной службы русского языка, старший научный сотрудник Отдела культуры русской речи Института русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук.

— Давайте начнем наш разговор с рассказа о Службе, которой вы заведуете. Зачем вообще нужна Справочная служба русского языка?

Точка зрения | Школьный русскийМнения экспертов ПостНауки об основных проблемах преподавания русского языка в средней школе

— Существуют некоторые вопросы, в которых люди часто мнят себя специалистами независимо от того, чем они в жизни занимаются. К этим вопросам относятся медицина, воспитание детей и тот язык, на котором они говорят. Кроме того, как правило, большинство людей имело довольно неплохие оценки по русскому языку в школе. Но бывает, что эти самые люди вдруг обнаруживают, что есть вопросы, на которые они не знают ответа вовсе или знают, но не уверены в своей правоте. Наша Служба в таком случае помогает. Справочная служба была создана в Институте русского языка уже достаточно давно. С инициативой ее создания впервые выступил в 1958 году Сергей Иванович Ожегов.

— Для кого же в первую очередь была создана эта Служба? Для специалистов — корректоров, редакторов?

— Идея телефонной Справочной службы, так сказать, витала в воздухе. Первоначально Служба создавалась, чтобы вести переписку с гражданами, которые о проблемах русского языка вынуждены были писать не по адресу — в партком, в профком. Но если желающие написать письмо должны были уделить этому довольно много времени, то для того, чтобы взять телефонную трубку, набрать номер и об этих же вопросах поговорить, времени много было не нужно. Люди, которые хотят о русском языке поговорить, как раз и дозваниваются до нас. Представьте, сидит на работе человек, пытается составить по многочисленным просьбам начальства какое-то официальное письмо без ошибок — и не получается. А бывает, что человек услышал новое слово или его в принципе интересует, что происходит сегодня с русским языком…

— В основном звонят люди с каким-то профессиональным интересом или они удовлетворяют собственное любопытство?

— Звонят и те и другие, но профессионально интересующихся, безусловно, больше.

— А если попробовать каким-то образом классифицировать запросы, интересующие звонящих, то что их беспокоит в первую очередь?

— Круг вопросов, которые интересуют людей, очень широк. Я бы сказала, что в первую очередь мы не знаем и не можем знать всех исключений из правил, поскольку школьная программа все-таки предполагает довольно простые, в чем-то прямолинейные алгоритмы принятия решений о выборе верного написания — «ЖИ-ШИ пиши с буквой И» и тому подобное, а тонкости, сложности, исключения из правил остаются вне поля зрения, раньше забываются.

Могу, кстати, привести пример того, как попытка лингвистов устранить исключение из правила встретила непонимание и бурное противодействие со стороны тех, чью жизнь призвана была облегчить. Есть правило написания приставок РОЗ(С)-/РАЗ(С)-. Если такая приставка находится под ударением, то в ней пишется О, если без ударения, то А. То есть «разливать», но «розлив», «расписать», но «роспись», «рассказать», но «россказни», «развалить», но «розвальни» и так далее. Общему правилу подчинялось и написание слова «розыск». Единственным исключением из этого правила долгое время являлось слово «розыскной».

Диалоги: Норма в русском языкеБеседа филолога Гасана Гусейнова и лингвиста Ирины Левонтиной о современном русском языке, его трансформации и об отношении людей к нарушениям норм речи

Казалось бы, оно должно писаться с буквой А, так как приставка безударная, ан нет, во всех словарях было указано только слово «розыскной». Но с 90-х годов прошлого века вместо слова «розыскной» в словарях появилось слово, написанное по общему правилу, с буквой А — «разыскной». На протяжении очень многих лет лингвисты, в том числе С.И. Ожегов, предлагали убрать исключение. Казалось бы, все должны быть только благодарны лингвистам, когда исключения из правила наконец не стало. Но оказалось, что это вовсе не так. Потому что существует Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», в котором используется это слово даже в названии. И выглядит текст так, будто в нем допущена орфографическая ошибка. А между тем один закон должен быть создан в соответствии с другим законом — «О государственном языке», в котором указано, что официальные документы не должны содержать ошибок, должны соответствовать нормам литературного языка. В результате нам звонят из Управления исполнения наказаний, других структур в соответствующих министерствах и ведомствах, спрашивают, как быть, какое написание выбрать.

Аналогичная ситуация существует и со словами «туристский»/«туристический». Начиная с 50–60-х годов ХХ века лингвисты всем объясняли: есть два слова, очень похожие внешне, но значения их различаются. «Туристский» — имеющий отношение к туристу как человеку, принадлежащий этому самому туристу (или туристке, или туристам).

«Туристический» — связанный с туризмом как процессом, как действием, как неким способом проводить время. Казалось бы, всем все было понятно, но ровно до того момента, пока не появился закон «Об основах туристской деятельности». В законе так и написано — «туристская деятельность», но, строго говоря, она ведь «туристическая».

Еще интересный момент, связанный с типологией вопросов. В архиве нашей Службы есть такие амбарные книги 70-х годов, где записаны вопросы, которые задавали в те времена. Как тогда, так и сейчас задают вопросы типа «Как правильно произносить: «в городе Москве»/«в городе Москва», «деньгАми»/«дЕньгами»? Что в 70-е годы, что в 80-е, что в 90-е — эти вопросы задавались с одинаковой частотой. Хотя понятно, что человека волновало в 90-е годы, как правильно написать словосочетание «инвалютный рубль» и что это такое. А сейчас нас, скорее всего, спросят, что такое «биткоин».

— А как все-таки правильно: «в городе Москве»/«в городе Москва», «деньгАми»/«дЕньгами»?

— Относительно «деньгАми»/«дЕньгами»: первая из этих форм — более современная, вторая — устаревшая, но, в принципе, можно выбирать любую. Никто вам не скажет: «Неумытая серость, где учился? Видно, двоечник». А что касается «в городе Москве» и «в городе Москва», то я являюсь все-таки сторонником склонения названия пусть и не родного, но дорогого и близкого мне города. Сомневающихся настоятельно призываю не полениться и бросить беглый взгляд на любую официальную табличку, которые прикреплены над входом в различные серьезные учреждения. Например, «УФМС по городу Москве» — название города последовательно склоняют, это верно.

— А как правильно: Копенгагенский университет, Университет Копенгагена или Университет города Копенгаген?

— Что касается названия университета, то возможны все варианты. Вопрос в том, какой из этих вариантов официальный. В словосочетании «Копенгагенский университет» на место расположения указывает относительное прилагательное (как в названии Московский государственный университет). В русской традиции наименование какого-то вуза будет именно с относительным прилагательным. А в европейской традиции это может быть просто устроено по-другому.

— А зачем звонят простые люди?

— Иногда звонят родители школьников, желая помочь ребенку, например, разобраться в каких-то хитросплетениях правил перед ЕГЭ.

— С появлением ЕГЭ нагрузка на вашу Службу как-то увеличилась или нет?

Точка зрения | Единый государственный экзаменМнения экспертов о системе единого экзамена и итогах эксперимента

— Пока не ввели ЕГЭ, мы сосуществовали с родителями школьников и школьниками по очень простому принципу. Когда нам дозванивался обладатель тонкого детского голоска и начинал аккуратнейшим образом зачитывать слова на одно правило, мы понимали, что это домашнее задание, и в таких случаях говорили: «Деточка, солнышко, открой учебник. Тебе задали это упражнение, для того чтобы ты научился грамотно писать. Учись!» А родителям пытались объяснить какие-то правила, которые они подзабыли. В день, когда вся страна писала выпускное сочинение, у Справочной службы был выходной, чтобы ни у кого не было возможности позвонить нам и спросить что-то. Когда начали сдавать ЕГЭ, в первое время поток звонков от разгневанных родителей просто превосходил все возможные ожидания.

Безусловно, в ЕГЭ были и шероховатости, и явные ошибки. Например, предлагалось из четырех вариантов выбрать один, а оказывалось, что верного варианта просто нет. Родители, которые понимали, что это так, дозванивались, заручались поддержкой академической науки и, вероятно, подавали апелляции. Постепенно, по мере того как процесс отлаживался, количество звонков, связанных с ЕГЭ, начало стремиться к нулю. Но как только появились слухи, что ЕГЭ, возможно, будут отменять и в каких-то случаях людям придется не ставить галочки, а давать более-менее развернутые ответы, количество вопросов от школьников и их родителей опять возросло.

— Как часто вы принимаете звонки?

— Если говорить о количестве звонков, то у нас существует некая недельная кривая. Как правило, очень горячая смена для дежурных Справочной службы — это утро понедельника, потому что люди, придя на работу, сталкиваются с необходимостью срочно что-то дописать, возможно, что-то, что начали писать еще в пятницу. Утро понедельника — это смена, на которую мы обычно никогда не ставим новичков. Что касается среды, то этот день — это «маленькая пятница», звонков обычно немного. В пятницу с утра смена тоже очень напряженная, потому что люди очень хотят решить все вопросы, успеть подписать, например, важные документы до обеда.

— А если взглянуть на статистику, то увеличивается ли количество звонков в целом в связи с тенденцией к заимствованию слов? Вспомним, например, слово «блогер» — писать его с одной Г или с двумя Г? «Интернет» или «интернет» — с большой или с маленькой буквы и так далее.

— Я бы сказала, что, скорее, видна тенденция к сиюминутности каких-то вопросов. Например, во время проведения Олимпиады возникли вопросы о том, как правильно писать словосочетание «Олимпийские игры». «Олимпийские» — с прописной, «игры» — со строчной. А если они зимние, то слово «зимние» — с прописной или со строчной? А «летние»? А если это просто «летние игры»? Со строчной. А если это «игры», но в значении «Олимпийские игры»? Тогда с прописной. А «Паралимпиада»? Правда, что в этом слове нет буквы «о»? Правда. Именно так.

Когда настает время государственных праздников, тут же возникает шквал вопросов, как просклонять фамилию, которую нужно написать на конверте. Как правильно: «День защитника Отечества» или «защитников»? Надо употребить существительное в единственном числе. «Праздник весны и труда» или «День весны и труда»? С большой ли буквы в этом случае писать «весна» и «труд»? Нет, со строчной, то есть с маленькой.

— Если вновь вернуться к заимствованиям, то стараются ли их не использовать, заменять? Часто ли не знают значения новых иноязычных слов?

— Я рискну высказать свою версию. Те, кто обращается в нашу Справочную службу, задают вопросы, касающиеся заимствований, реже, чем, скорее всего, этот вопрос в действительности волнует носителей русского языка. Люди, которые употребляют заимствованные слова потому, что они хорошо знают английский язык, передают какое-то английское слово кириллицей — и вот вам готовое заимствование. Они уже знают, о чем идет речь. Им не надо спрашивать и уточнять. На самом деле, как это ни удивительно, категория дозванивающихся до нас людей, которая регулярно задает вопросы об иностранных словах, — это женщины преклонного возраста, которые из чистого любопытства, услышав что-то, интересуются. Они, например, спрашивают, чем отличаются «онлайн» и «офлайн», а что может быть «онлайн/офлайн».

FAQ: Ударение на предлог 7 фактов о системе ударений и памяти языка в поэтической традиции

В свое время коллеги-журналисты поставили меня в тупик вопросом о том, как правильно: «базилИка» или «базИлика»? Я сказала: «Конечно, «базИлика»! Какие варианты?» Я была настолько уверена в своей правоте, что, собственно, робкая просьба «А посмотри, пожалуйста, в словаре» даже вызвала у меня недовольство. Каково же было мое удивление, когда я открыла словарь и обнаружила, что вариативное ударение уже зафиксировано: «базИлика» и вариант «базилИка». Мне лично «базилИка» не близка. Но тем не менее факт есть факт.

Очень многие современные словари фиксируют вариативность нормы. Но в этом случае возникает вопрос, насколько подобная вариативность устраивает того, кто открывает словарь. Нам зачастую приходится иметь дело с возмущением дозвонившегося, когда ему предоставляют карт-бланш: хочешь — пиши так, а хочешь — иначе. Часто человек говорит: «Нет! Будьте так любезны, единственно возможный вариант. Какой из двух?» Видимо, у таких людей есть тоска по институту дикторов как носителей образцовой речи в эфире, когда люди слушали радио и знали, что существует только один вариант верного произношения.

Так что не надо абсолютизировать собственную непогрешимость в таком деликатном вопросе, как знания о языковой норме. Да, действительно, есть нормы, которые более-менее устойчивы, и путать глаголы «надеть» и «одеть» все-таки непозволительно. К счастью, пока еще непоколебимым бастионом является глагол «звонить». Да, все-таки пока верно говорить «звонИт», а не «звОнит». Что касается многих других вопросов, то, с одной стороны, норма изменяется иногда с течением времени, а с другой стороны, как это ни странно, лингвисты сами порой дают диаметрально противоположные рекомендации относительно нормы. Кто-то считает вариант допустимым, а кто-то указывает, что он не является нормативным.

— В нашей передаче слушатели часто жалуются на разные средства массовой информации как источники порчи русской речи. Плохие дикторы, плохие ведущие, плохие журналисты с плохой подготовкой выходят в эфир, иногда жалуются на гостей передачи, которых почему-то не проверил цензор и не убедился, что они владеют языком в совершенстве. Насколько вы согласны с этим тезисом?

— В этом есть некоторая доля истины, по той причине, что любое звучащее в эфире слово автоматически воспринимается слушателем как образец для подражания. Если это гость, то, возможно, процент считающих его носителем нормы ниже, но если это ведущий, то, безусловно, выше. Считается, что человек, который у микрофона о чем-то говорит, что-то рассказывает, точно знает правила русского языка. И поэтому, если вдруг у микрофона случается допустить ошибку, возмущению слушателей, бывает, нет предела.

Еще существует эффект заразительности, от которого мы тоже никуда деться не можем. Человек склонен подражать каким-то стереотипам, которые ему демонстрируются авторитетными, достойными подражания людьми, в том числе их произношению, словоупотреблению.

— В советское время существовал замечательный сборник для редакторов телевидения и радио. Вы не считаете, что его нужно переиздать, включив в него какие-то нововведения?

— Действительно, есть такой словарь для работников радио и телевидения — это словарь Ф.Л. Агеенко и М.В. Зарвы, он уже неоднократно переиздавался. Одна часть этого словаря посвящена именам нарицательным, вторая — именам собственным. Действительно, на протяжении многих лет этот справочник был настольной книгой для любого редактора, который имел дело со словом в эфире. Этот единственный, абсолютный источник нормы был вполне операционален в обществе, где был жесткий контроль за любым сказанным словом, в недемократическом обществе. Когда есть кто-то, кто в случае отступления от нормы дает выволочку и говорит: «Вот, только так!» Но готовы ли мы вернуться именно к такому стандарту общения?

кандидат филологических наук, координатор Справочной службы русского языка, старший научный сотрудник Отдела культуры русской речи Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН
Узнал сам? Поделись с друзьями!
  • probapera rus

    Удивительно, но про интернет, который, наверняка, радикально повлиял на деятельность Службы, ничего не сказано. Все-таки телефон — это вчерашний день, 1958 год.

    Опубликовано материалов
    03587
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    5 412
  • 2
    ПостНаука
    809
  • 3
    Елизавета Бонч-Осмоловская
    64
  • Новое

  • 64
  • 5 412
  • 809