Точка зрения | Единый государственный экзамен

Мнения экспертов о системе единого экзамена и итогах эксперимента

19.06.2013
10 299
ПостНаука / Роман Мельников

ПостНаука запускает новый формат — «Точка зрения». Мы будем знакомить читателей с мнениями наших экспертов об актуальных проблемах образования и науки. В первом материале мы попросили участников проекта высказать свою точку зрения о Едином государственном экзамене, плюсах и минусах этой системы, уровне подготовке студентов и школьников.

Анатолий Засов

доктор физико-математических наук, профессор кафедры астрофизики и звездной астрономии физического факультета МГУ, заведующий отделом Внегалактической астрономии ГАИШ МГУ

Мне приходилось участвовать в разработке задач ЕГЭ по физике в двухтысячных годах в составе специальной комиссии Министерства Образования. Составление задач, их обсуждение, распределение по вариантам – довольно сложная процедура. Надо, чтобы варианты были примерно одинаковой сложности, и не было так, что один вариант содержит более лёгкие задания, чем другой, чтобы задачи охватывали самые различные разделы (в идеале – все разделы) школьного предмета. Введение ЕГЭ, на самом деле, было интересным начинанием, но что получилось? ЕГЭ предполагался сначала как серьезный эксперимент, нацеленный прежде всего на то, чтобы уравнять возможности абитуриентов разных школ и регионов при поступлении в вузы, и для того, чтобы бороться с коррупцией при поступлении, которая играла в то время большую роль. Однако результатов анализа этого эксперимента я так и не нашёл нигде. Исследований того, насколько улучшился набор студентов, не производилось. Я думаю, что если такие исследования будут произведены честно, то результаты будут довольно плачевными.

Я отношусь к ЕГЭ, в общем, положительно, но при одном условии – этот экзамен хорошо использовать для сравнения уровней разных школ и регионов, но он не годится для того, чтобы приём в вузы происходил только лишь на основании его результатов. Он позволяет поддерживать определённый стандартный уровень для разных школ, хорош для проверки текущих знаний, для того, чтобы можно было сравнить разные регионы по уровню успеваемости. Но его недостаток в том, что он нацеливает работу учителя не столько на обучение предмету, сколько на ответы на вопросы ЕГЭ. В действительности же мы должны дать продуманную систему знаний по любому предмету, а она не укладывается в схему «вопрос – выбор ответа» из предложенных вариантов. Особенно в этом плане уязвимы не естественные науки, где все же больше возможностей для включения творческих элементов (поиск решения задач, которые могут быть составлены в очень большом количестве по любым темам), а такие предметы, как языки, литература, обществознание.

Самым результативным вариантом при поступлении в вузы был бы такой, при котором опытные педагоги, никак не связанные с абитуриентами, в устной беседе выясняли бы уровень их знаний в рамках школьной программы, хотя и здесь объективность не гарантируется. Но сейчас это за рамками реальности. А реально — объективные результаты могут дать олимпиады различных уровней. В университетах отбор по результатам олимпиад сейчас играет очень большую роль, и многие поступившие на льготных условиях студенты – это призеры и победители олимпиад. Подготовка к олимпиаде — это не подготовка к ЕГЭ, где нужно научиться выбирать из нескольких ответов, из которых один правильный и несколько глупых, и даже творческие задания, если они присутствуют, весьма ограничены по тематике. Олимпиады позволяют отобрать ребят серьёзных, которые действительно хорошо знают предмет. Но олимпиады нередко труднодоступны для школьников, которые живут далеко от крупных городов, да и количество призеров и победителей олимпиад невелико. Есть, однако, надежда на то, что рано или поздно олимпиады, или, вернее, предварительный тур государственных олимпиад, будет проводиться более массово, по Интернету, с возможностью участия ребят даже из самых далёких селений. А потом уже для победителей может быть организован приезд для участия в решающих состязаниях на очном туре.

Исак Фрумин

доктор педагогических наук, профессор НИУ ВШЭ, научный руководитель Института образования НИУ "Высшая школа экономики"

ЕГЭ надо оценивать не сам по себе, а в сравнении с другими инструментами, призванными решать такие же задачи. А ключевая задача ЕГЭ – отсортировать выпускников школ так, чтобы они максимально адекватно распределились по высшим учебным заведениям. И с этой точки зрения ЕГЭ и та система приема в вузы, которая на его основе создана, являются лучшим из возможных вариантов.

Хочу подчеркнуть, это не означает, что ЕГЭ является хорошим вариантом. Это значит, что он является лучшим из возможных. Потому что в такой огромной стране как наша обеспечить мобильность для молодых людей, выпускников школ из отдаленных мест с низким культурным и финансовым капиталом, можно только с помощью такого типа инструмента. И в этом колоссальная социальная ценность ЕГЭ.

При этом стоит отметить, что замысел существенно лучше, чем реализация. Я как-то разговаривал с одним из руководителей образования в Казахстане, который впервые ввел подобного рода централизованный экзамен. Казахстанский экзамен является раз в двадцать менее тонким инструментом, чем наш ЕГЭ. Он представляет собой составленные на элементарном уровне тесты с выбором ответов, и я стал критиковать этот «ЕГЭ». На мою критику казахский коллега довольно резко ответил: «Да, наверное, сейчас этот тест относительно 4-5% учеников делает ошибку. Но та система, которая была раньше, была коррумпированной на 50-70%. Вот это мы должны понимать».

Как сделать так, чтобы ЕГЭ был более совершенным инструментом – это вопрос второй. Я считаю, что его качество за последние годы ухудшилось со всех сторон. И у специалистов по разработке тестов и по обеспечению безопасности есть огромное поле деятельности. К сожалению, они не сильно привлекаются к работе.

Станислав Дробышевский

кандидат биологических наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, научный редактор портала "Антропогенез.ру"

Я преподаю в нескольких вузах и в двух школах. И, как очень многие, занимаюсь подготовкой школьников к ЕГЭ. Поэтому, что такое ЕГЭ, с этой точки зрения, я знаю, и общее ощущение, конечно, резко отрицательное. Точно могу сказать, что школьные учителя все против ЕГЭ. Минусы видятся в нескольких моментах: последние два года обучения в школе школьники проходят не школьную программу, а «дрессируются» проходить ЕГЭ, и это крайне плохо, потому что школьной программы они в итоге не знают, это прямой очевидный факт. Конечно, есть талантливые школьники, и более того, из моей личной практики, те, кто готовится к ЕГЭ у репетиторов, изначально знают больше среднего. Может, у меня не такая большая выборка, не репрезентативная, но как есть.

Уровень студентов за последние два года, когда на биофак принимали только по ЕГЭ, заметно упал. С момента, когда я начал работать на биофаке в 2000 году, было видно, что уровень падает потихоньку, а за последние два года он упал резко. Причина видится в форме подготовки, когда школьники «дрессируются» к тесту, а не получают знания, и в том, что «сместилась» мотивация. То есть, до этого на биологические факультеты приходили люди, которые хотели быть биологами. А теперь они подают документы во множество мест и проходят туда, где меньше баллы. И в итоге поступило огромное количество людей, которым биология не нужна, не интересна, они вообще ничего не знают. Были примеры, когда студент, закончивший два курса биофака, на летней практике заявляет, что он вообще не знает, что такое горлица, не отличает кузнечика от сверчка и не знает, что свинья — это парнокопытное животное. И это спустя два курса университета, где у них были курсы и зоологии позвоночных и зоологии беспозвоночных. Это видно просто по лицам студентов на занятиях, когда они сидят, спят, не пишут, ходят через раз, когда в группе восемь человек, а приходит один на занятие. Сейчас есть заинтересованные, отличные студенты, но таковых меньшинство. А поступают больше потому, что надо просто получить корочку, а что там – не важно.

Вопросы и тесты ЕГЭ составлены просто ужасно. Я не знаю, кто их вообще составляет, но когда я готовлю кого-то к сдаче ЕГЭ, я всегда вынужден говорить, что на такой-то вопрос ЕГЭ есть ответ с точки зрения ЕГЭ и то, как есть на самом деле. И это приходится говорить, к сожалению, о подавляющем большинстве вопросов ЕГЭ. Потому что эти вопросы с реальностью расходятся капитальным образом.

Илья Иткин

кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, доцент филологического факультета НИУ ВШЭ, учитель литературы школы "Муми-Тролль"

К сожалению, формата краткой публикации на сайте не хватит для того, чтобы описать
даже четверть негативных последствий введения всеобщего единого государственного экзамена. С наибольшим основанием я могу говорить о ЕГЭ по литературе, но с другими предметами ситуация примерно такая же. Тесты с выбором одного правильного ответа из нескольких предложенных вариантов являются одним из наименее удачных способов проверки знаний, а тем более – умений и навыков, не говоря уже о том, что подобные ситуации практически никогда не встречаются в реальной жизни.

Что касается части C, то она представляет собой существенно ухудшенную версию классического вступительного сочинения, которое так много (и по большей части несправедливо) критиковали. Маленький объем эссе не позволяет раскрыть тему по-настоящему глубоко, нивелируя разницу между более сильными и более слабыми учениками, и ощутимо усиливает произвол в выставлении оценок (для такого предмета, как литература, отчасти действительно неизбежный). При этом, как всем хорошо известно, коррупция и подтасовка результатов с введением ЕГЭ не только не исчезли, а скорее стали более массовыми. О неоднозначности, бессмысленности, а иногда и прямой некорректности многих заданий не приходится и говорить. И, конечно, пожалуй, наиболее печально то, что в последние годы преподавание едва ли не всех предметов в старших классах школы свелось именно к натаскиванию на ЕГЭ (вот этого – могу заявить ответственно – раньше не было не только в таких, но даже в отдаленно сопоставимых масштабах). Вне всякого сомнения, система поступления в вузы по результатам единого государственного экзамена требует скорейшей отмены.

редакция проекта ПостНаука
Узнал сам? Поделись с друзьями!
  • Данил Михайлов

    Я не могу судить о всех предметах, но, по-моему, экзамен по математике с физикой абсолютно адекватен.

  • Илья

    Согласен. Кто способен написать олимпиаду, пишет и ЕГЭ хорошо.
    Хорошая корреляция со знаниями и результатами.

  • Alexey Ivanov

    Тут скорее вопрос в обратном: Не в том способен ли участник олимпиад хорошо написать ЕГЭ (конечно способен), а наоброт — способен ли хорошо написавший ЕГЭ и в олимпиаде успешно поучаствовать (кажется что скорее нет, чем да).

    То есть еще раз: Наличие знаний дает некоторую вероятность высокого результата на ЕГЭ, а вот хороший результат на ЕГЭ знаний как раз совсем не гарантирует.

  • Николай

    Как и следовало ожидать, в итоге в вузы устремляется толпа школьников натасканных на ЕГЭ. Странно, но в моём понимании человек поступающий в вуз должен понимать и разбираться в необходимых ему предметах, а как это проверить ведь ЕГЭ проверяет лишь знания но не понимание предмета (данные понятия похоже уже стали синонимами). На мой взгляд только введение «Личного дела школьника» в котором будут указаны все его достижения сможет частично исправить ситуацию.

  • Abstraction

    Не адекватен.Как уже указано, он в лучшем случае работает в одну сторону: те, кто знают математику, сдадут ЕГЭ, обратное вообще говоря неверно. Экзамен, как испытание, должен: а) легко проходиться при наличии проверяемых знаний; б) сложно проходиться без этих знаний; в) допускать более-менее объективную оценку; г) не вызывать у готовящегося к нему отвращения к предмету. Внимание, вопрос: каким пунктам удовлетворяет ЕГЭ?

  • Abstraction

    Если ВУЗы не смогут предъявлять разные требования — будут массовые липовые достижения. Если смогут — каждый ВУЗ поставит максимальный вес на собственную «олимпиаду» или что-то такое. Второй вариант отчасти решит проблему, но я _сильно_ сомневаюсь, что он будет реализован.

  • Николай

    Почему ВУЗы не смогут предъявлять собственные требования? Я об этом неговорил, напротив требования ВУЗов должны быть различны и максимально специализированы, ведь они готовят специалистов определённого направления. Логично предположить, что из школьника проявляющего заинтересованность в определённом сегменте науки легче воспитать специалиста в данном профиле. Ну а перевес в сторону победителей собственных олимпиад ВУЗов я не считаю чем-то из ряда вон выходящего, ведь никакой ВУЗ не сможет забить кафедру одними победителям олимпиад, а их число на фоне поступивших будет ничтожно мало.

  • Abstraction

    «Почему ВУЗы не смогут предъявлять собственные требования?»

    Потому что весь начальный импульс ЕГЭ (под знаменем «ударим по ВУЗам-коррупционерам») был направлен в сторону унификации результатов, чтобы (как декларировалось) ВУЗ не мог ввести собственные испытания, непроходимые без взятки. Ergo, чтобы дать ВУЗам право устанавливать требования самим, от концепции ВУЗа-взяточника надо отказаться. Я не считаю, что это будет сделано авторами исходного проекта.

    То есть, противоречие здесь мне видится неустранимым: или мы считаем, что обобщённый ВУЗ имеет право выбирать себе абитуриентов по своим критериям, имеет кредит доверия — или мы считаем, что у него такого права нет. Как я вижу ситуацию, сделан и поддерживается выбор второго варианта.

    А просто «участие в олимпиадах» как фактор поступления — ПЛОХАЯ, КОШМАРНАЯ идея. Олимпиады не есть вступительные испытания, они существуют по заметно иным принципам, их модель рассчитана на большой процент любознательных, честных (в смысле fair play), относительно слабо интересующихся формальной победой и интересно мыслящих участников. Их проводят (составляют задачи, помогают участникам, проверяют решения) — не за деньги, а за интерес. Интереса же внимательно пресекать списывания, разбираться в однотипных решениях и улаживать истерики «почему мне тут списали балл» не будет никакого.

  • Николай

    Ну и как, решили проблему со взятками в ВУЗах? Перестали брать взятки за поступление, увеличили уровень взяток собираемых на сессиях, зачётах… В связи с введением ЕГЭ уменьшилось количество взяточников? Простите, но в это я поверить не могу!

    Всё равно понять не могу (видимо из-за своего небольшого уровня умственного развития, раз трижды умудрялся сдавать ЕГЭ с полностью нулевым результатом) почему ВУЗы не имеют право отбирать абитуриентов согласно собственным критериям? Или ВСЕ!!! ВУЗы набирают абитуриентов согласно толщине кошелька последнего, а честных ВУЗов не существует?

    Участвовать в олимпиаде с целью получить кусочек запачканной бумаги с надписью «За первое место», которой в лучшем случае можно дырку в обоях прикрыть это конечно лучше, чем что-нибудь весомое в этой жизни. Улаживать истерики и пр. нюансы? А разве на олимпиадах это не приходится делать? Неужели на олимпиаду хлынут тысячи алчущих, способных на всё школьников, место то одно? В свою очередь такие олимпиады привлекут внимание и популяризируют их среди молодёжи, а не будут уделом добровольно-принудительного порядка, коим сейчас и являются.

    Ну а ЕГЭ на мой взгляд должен проводиться с целью установления накопленного уровня знаний школьника и проводиться в конце учебного года, и отправляться в центр где и будет собираться «Личное дело школьника» доступных ВУЗам по запросу.

    И в заключение!

    Есть-ли будущее у ЕГЭ?
    Сотня вопросов составленная не понять как, с двоякими ответами, в моём понимании — на данном уровне нет!

    Есть ли будущее у ЕГЭ?
    ЕГЭ со временем обзаведётся десятками тысяч вразумительных вопросов, люди привыкнут к нему и будут воспринимать как должное! Однако для этого он должен постоянно оптимизироваться, дополняться, изменяться, иначе вреда от него будет несопостовимо больше чем пользы.

  • Abstraction

    «Ну и как, решили проблему со взятками в ВУЗах?»
    «Всё равно понять не могу, почему ВУЗы не имеют право отбирать абитуриентов согласно собственным критериям?»
    «Или ВСЕ!!! ВУЗы набирают абитуриентов согласно толщине кошелька последнего, а честных ВУЗов не существует?»
    Ответ на все три вопроса один и тот же, на мой взгляд. А именно, при введении ЕГЭ коррумпированность и неадекватность/непрозрачность оценки ВУЗов постулировалась; люди, проведшие ЕГЭ в жизнь, (как я это вижу) не поддержат каких-либо сомнений в истинности этого постулата. Независимо от того, насколько разрушительным он является.
    То есть, в нынешней концепции, ВУЗы вполне целенаправленно лишены возможности непосредственно выбирать выпускников — только задавать критерии общего отбора, разрешённые государством. Я выражаю своё сомнение в том, что это может поменяться при обращении к олимпиадам.

    «Улаживать истерики и пр. нюансы? А разве на олимпиадах это не приходится делать?»
    Приходится. В ограниченных количествах.

    » Неужели на олимпиаду хлынут тысячи алчущих, способных на всё школьников, место-то одно? В свою очередь такие олимпиады привлекут внимание и популяризируют их среди молодёжи, а не будут уделом
    добровольно-принудительного порядка, коим сейчас и являются.»
    1) Место — не одно и их даже не три.
    2) Не понимаю Вашего тезиса о «принудительности» олимпиад. Я ровно о том и говорю, что олимпиада, призовое место в которой значит больше чем символическая грамота и пара книжек — это уже не совсем олимпиада, и нынешняя механика олимпиад не рассчитана на наплыв целенаправленных охотников за призовыми местами.
    3) Если участие и/или призовые места в олимпиадах будут формальным критерием при поступлении (причём именно формально набранный результат, а не мнение организатора), то предсказываю что а) принципы раздачи призовых мест обрастут кучей государственных регламентов с сопутствующим возрастанием бумажной работы; б) на олимпиады в значимых количествах заявятся люди, нацеленные не на участие, а именно на формальный результат; в) из-за пункта б) в оные регламенты будет включена активная «защита» от списывания; г) из-за пунктов а) и б) по крайней мере часть нынешних организаторов махнёт на это безобразие рукой и не будет тратить силы; д) из-за пунктов б) и в) по крайней мере часть интересующихся предметом, а не призами, участников тоже махнёт на это безобразие рукой.

  • gh0stwizard

    Меня удивляет только одно, все видят следствие — «натаскивание на ЕГЭ» и никто не задумается о причине: почему преподаватель идет на унизительное преступление — вестись на какой-то экзамен? Ответ очевидный, т.к. известно, что из 40 учеников (или сколько нынче в классах?) экзамен на пять по предмету сдаст около 15% (грубо говоря), на 4 примерно 40%, остальные получат двойки, да тройки. Как вы думаете какова будет реакция родителей? Они спросят чадо кто виноват, а он ответ — учитель. 10 жалоб от родителей и конец карьере.

    Легче натаскивать на ЕГЭ и не будет никто жаловаться.

  • David Fox

    Я совершенно не вижу здесь проблемы. Допустим, что не все хорошо написавшие ЕГЭ обладают уровнем знаний олимпиадника, но нужно ли это? После олимпиадников в любом случае остаются свободные места, которые и занимают более слабые, не способные выиграть олимпиаду, но способные решить ЕГЭ. Если меня не подводит память, пару лет назад проблема носила как раз обратный характер — имелось большое количество олимпиад, призовое место в которых было равносильно 100 баллам ЕГЭ, что тогда вызвало разговоры о низком уровне поступивших олимпиадников. А проблема качества кадров, как бы странно это не звучало, зависит не столько от способа тестирования, сколько от общего уровня школьной подготовки. В любом случае, набравшие больше баллов, в целом являются лучшим из того, что есть. Не спорю, бывают и те, кто «пролез», но таких не так уж много, во всяком случае раньше сделать это было не сложнее, просто ход был в другом месте, и надо сказать, что вузы он устраивал гораздо больше, поэтому они не очень-то возмущались по этому поводу. Авторы ЕГЭ по-видимому полагают, что возмущения вузов по большей части связаны с тем, что теперь эта «задняя дверь», вместе с приносящим не плохой доход турникетом, перешла в другие руки, и, надо сказать, такая точка зрения не лишена оснований. Кроме того, успешное обучение в вузе зависит не только, и даже наверно не столько от ума студента, но и от его личных качеств, я знаю некоторых людей отчисленных, в том числе, по причине, как бы странно это не звучало, высокого уровня их школьных знаний. Они совершенно не напрягаясь закрыли первый семестр, в результате расслабились и не пережили второй.

  • Павел Аликин

    Небольшое замечение не по теме ЕГЭ: вышеозначенный пункт 3 со всеми его подпунктами довольно давно является реальностью, по крайней мере, в системе «официальных» российских школьных олимпиад, дающих право на льготное поступление. Я участвовал в Всероссах в течение 5 лет, и уже в год моего поступления (2011) проблемы, обозначенные в статье М. Павловца (http://polit.ru/article/2013/05/13/school_tournaments) вовсю дискутировались в околообразовательной среде.

  • Дима

    Если исходить из препочтений учителя то полностью согласен!
    Но если исходить из интересов государства, то это полный отстой! Гоударству нужны грамотные специалисты, а не люди с дипломами!
    Специалисты готовые постоянно совершнствовать знания и переучиваться под потребности времени!
    ЕГЭ и вся система образования у нас этому не отвечает, а тогда зачем нам она нужна. Барселонская система просто издевательство над подготовкой специалистов. На выхде из системы получается неизвестно кто, за редким исключением (просто талантливые люди).

  • Замкина Татьяна

    Болонская,может быть?

  • Mikhail Kasyanov

    Пока работа учителей оценивается по результатам ЕГЭ, учителя будут именно «натаскивать» учеников на ЕГЭ, будут нарушения и по ходу экзамена по принципу: «вы помогаете нашим ученикам — мы помогаем вашим».

    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    12 442
  • 2
    ПостНаука
    3 929
  • 3
    Михаил Соколов
    2 519
  • 4
    Андрей Цатурян
    2 379
  • 5
    Татьяна Тимофеева
    2 360
  • 6
    Роман Бевзенко
    1 420
  • 7
    Сергей Афонцев
    1 382
  • Новое

  • 3 929
  • 669
  • 2 360
  • 1 382
  • 1 420
  • 2 519
  • 12 442
  • 2 379