Монархии Персидского залива

5 фактов о политической жизни Саудовской Аравии, ОАЭ и других государств Аравийского полуострова

03.02.2015
17 250
Edward Musiak

Аравийские нефтедобывающие монархии — это королевство Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты и Оман. Если говорить об аравийских монархиях в целом, то в эту шестерку нефтедобывающих не входит королевство Иордания из-за отсутствия там углеводородных ресурсов.

Эти страны объединяет целый ряд общих черт и тенденций развития: географическая близость, преимущественно родоплеменная структура населения, наличие в их недрах нефтяных богатств, форма государственного правления. Среди многих общих тенденций развития определяющим является то, что еще в середине XX века рассматриваемые государства являлись отсталой периферией арабского мира, окутанной неравноправными концессионными соглашениями. А позже, в конце 1960-х годов и в последующие годы, в связи с увеличением добычи нефти и ростом цен на нее, образованием ОПЕК и с появлением первых энергетических кризисов значение этих стран в мировой экономике и политике стало быстро возрастать.

1. Образование монархий Персидского залива

Прежде всего нужно отметить, что весь Аравийский полуостров вместе со священными городами Меккой и Мединой еще в начале XVI века вошел в состав некогда могущественной Османской империи и оставался там вплоть до ее развала.

В 1918 году на полуострове осталось шесть независимых государств: Хиджаз, Неджд, Джебель-Шаммар, Асир, Северный Йемен, а также часть современного Омана — имамат Оман. Первая четверка впоследствии вошла в королевство Саудовской Аравии.

FAQ: Политика в Судане7 фактов об особенностях политических механизмов, социальной программе и работе спецслужб

1920 год был охвачен борьбой за объединение аравийских земель вокруг Неджда, возглавляемого потомственной династией эмиров Саудитов. Это была их третья попытка создания ваххабитского государства на всей или хотя бы на большей части Аравийского полуострова. Тогда новый глава Неджда Абд аль-Азиз ибн Сауд должен был с этим спешить, так как британское правительство уже сформировало территориально-политическую структуру ближневосточных стран, и при этом они опирались прежде всего на враждебные Саудитам кланы.

В результате успешных военных кампаний и завоеваний 18 сентября 1932 года был издан декрет «Об объединении частей Арабского королевства», которое отныне получило название Королевство Саудовская Аравия.

Отметим, что собственно колониального прошлого у Саудовской Аравии не было, потому что имеющее в том числе и религиозный характер включение в состав Османской империи так рассматриваться не может. А вот остальные пять эмиратов или предшествующие им племенные объединения входили в целом в орбиту британского колониализма в течение длительного времени.

К началу 1970-х годов политика Великобритании в зоне Персидского залива потерпела фиаско. Правительство метрополии приняло решение о выводе до конца 1971 года английских войск из региона. У англичан были неоколониальные планы по созданию так называемых восточноаравийских или южноаравийских федераций, но они не состоялись. На основе бывших протекторатов возникли государства в современных границах, а семь мелких эмиратов Договорного Омана составили новое государство — Объединенные Арабские Эмираты.

2. Традиции престолонаследия

Все современные династии аравийских монархий произошли из племенных структур. Все династии основывались авторитетными племенными богословами, проповедниками, религиозными авторитетами, за исключением самой могущественной саудовской династии, произошедшей от племенных вождей из рода Ааль Сауда.

В традициях престолонаследия среди аравийских монархий есть единственное отличие: во всех так называемых малых княжествах, или эмиратах, действует прямой принцип престолонаследия от отца к сыну. В Саудовской Аравии более архаичная форма — среди братьев: от старшего брата к младшему. Но тут были исключения. На этот выбор действует совет старейших, наиболее авторитетных членов саудовского дома. И иногда эти старейшины вместе с верхушкой улемов могут оказать влияние на выбор между братьями.

Так, например, в 1964 году был отрешен от власти король Сауд и возведен на престол его младший брат Фейсал, а верховный муфтий оформил этот «семейный переворот», присягнув ему на верность.

Важно упомянуть, что принципы престолонаследия нигде не закреплены законодательно. Они основаны на племенных обычаях и традициях.

3. Роль монарха и других политических институтов в жизни общества

Монархий много и на Западе, и на Востоке. Однако у аравийских монархий присутствует особый тип восточно-абсолютистской монархии, которая обладает ярко выраженным родоплеменным окрасом, могущественным компонентом родоплеменных отношений и пережитков. С одной стороны, живы адаты, то есть непреложные законы племен и традиции родоплеменного строя. С другой стороны, современные законодательные органы имеют орнаментальный вид, фактически не ограничивая власть правящих кланов.

По какому праву короли отрекаются от престола?Историк Александр Марей об исторических параллелях отречения Хуана Карлоса I и роли короля в современных монархиях

Роль монарха очень велика. Монархи являются неограниченными правителями, по крайней мере формально. Если и есть фактические ограничения, то они связаны с родовой верхушкой, потому что такие решения принимаются наиболее авторитетными и старейшими членами правящей родовой группы.

В эмиратах, или малых княжествах Персидского залива, принимались временные конституции. Действовали они очень долго. Лишь в конце XX или в начале XXI века временные конституции были превращены в постоянные конституции, были созданы парламенты, определенные меджлисы, очень ограниченные, с очень узкой формой избирательности, за одним, впрочем, исключением, которым опять является Саудовская Аравия.

С момента ее образования было объявлено, что конституцией Саудовской Аравии является Коран. 31 января 1992 года королем Фахдом было объявлено о принятии первого основного закона, главным содержанием которого опять же объявлялись Коран и Сунна. Западные специалисты чаще всего склонны признавать этот основной закон реальной конституцией.

Из всего вышесказанного становится ясно, что парламенты и конституции в нефтедобывающих монархиях Персидского залива имеют скорее декоративный, орнаментальный характер, особенно в Саудовской Аравии. Хотя, конечно, системы власти, государственные и политические институты представлены в полной мере. К примеру, совет министров, где чаще всего премьером является правящий монарх, а братья его занимают самые крупные посты, особенно силовых министров.

4. Отношения с исламом

Богословы в монархиях Персидского залива пока не претендуют и не претендовали на главенствующую роль в обществе, однако их влияние очень велико.

После кризиса в заливе 1990–1991 годов, «Бури в пустыне», на волне ожиданий некой оттепели, жажды смягчения действующих религиозных регламентаций король Саудовской Аравии Фахд разрешил открытие первого в стране кинотеатра в столице Эр-Рияде. Тогда часть авторитетных, но при этом достаточно радикальных богословов объявили о том, что если хоть один «дом дьявола» объявится на священной земле ислама, то они покинут страну.

Случай, в общем-то, уникальный: король вынужден был отменить свой указ. Но важно отметить: это скорее мягкий шантаж, но не угроза основам королевской власти. В принципе, все монархи позиционируются в своих странах как «столпы ислама», «защитники мусульманских ценностей и законности».

При этом в каждой из стран присутствует конфессиональный и протестно настроенный компонент шиитов. Например, в Бахрейне их даже большинство. В Саудовской Аравии самая экономически развитая и многочисленная по населению провинция Эль-Хаса заселена в основном протестными шиитами.

В той же Саудовской Аравии суннизм имеет ваххабитский окрас. Отметим, что термин «ваххабизм» — это западное «изобретение» первых европейских путешественников: Нибура, Бурхардта и других, которые во второй половине XVIII века проникли на территорию Хиджаза, маскируясь под мусульман. И он никогда не употребляется в королевстве.

В Омане ислам представлен ибадизмом. Это одно из ответвлений давнего, возникшего еще на заре ислама в середине VII века религиозно-протестного движения хариджитов.

Разная степень оппозиционной мусульманской активности в монархиях Персидского залива связана с давлением исламизма, то есть политического ислама, ставшего мощнейшим фактором общественной жизни в последней четверти XX века.

5. Современные политические тенденции

Монархиям не обязательно «умирать». Мы это видим и на Западе, и на Востоке. Они могут трансформироваться, что они и пытаются делать сейчас. Вопрос: с каким успехом? Рассматриваемые страны делают это с единственной целью — сохранение правящих режимов. Именно с этой целью и был создан в 1981 году Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива из этой шестерки государств, который является союзом правящих кланов, призванным охранять их интересы.

Устойчивость монархий зависит от силы дестабилизирующих тенденций. Угрожает им многое. Из внешних факторов это в недалеком прошлом Ирак и Иран. Из внутренних факторов следует отметить несоответствие устаревших политических форм и государственных структур новой социально-экономической структуре общества. Новые прогрессивные по отношению к традиционному населению социальные слои и политические силы чувствуют себя крайне некомфортно в условиях монархического пресса, жестких религиозно-средневековых регламентаций, требуют справедливого распределения общественных богатств.

Угрозой стабильности является наличие огромного контингента иностранной рабочей силы, во многом, по сути, замещающей национальный рабочий класс. Надо отметить, что палестинцы, сирийцы, пакистанцы могли родиться в Саудовской Аравии, но ни они, ни их дети, ни их внуки не могут получить подданства. И, естественно, будучи эксплуатируемыми на своей новой Родине, они не имеют льгот коренных жителей. И это также мощный дестабилизирующий фактор.

Конечно, угрозой являются формирующиеся исламистские течения любого характера. Может быть опасен любой вид радикального фундаментализма.

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой новой и новейшей истории Московского педагогического государственного университета
Узнал сам? Поделись с друзьями!
    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    12 442
  • 2
    ПостНаука
    3 929
  • 3
    Михаил Соколов
    2 519
  • 4
    Андрей Цатурян
    2 378
  • 5
    Татьяна Тимофеева
    2 360
  • 6
    Роман Бевзенко
    1 420
  • 7
    Сергей Афонцев
    1 382
  • Новое

  • 3 929
  • 669
  • 2 360
  • 1 382
  • 1 420
  • 2 519
  • 12 442
  • 2 378