Французская революция XVIII века

Курс лекций историка Дмитрия Бовыкина о революционном десятилетии, основных хронологических сюжетах и культурных изменениях той эпохи

18.11.2015
20 963

Французская революция XVIII века вплоть до сего дня остается темой очень дискуссионной, но одновременно и очень сложной. Чтобы уместить ее в формат курса лекций, часть сюжетов будут построены по хронологии: начало революции, якобинская диктатура и завершение революции, а часть будет посвящена тем проблемам, которые представляются нам наиболее важными: причины революции, Террор, культурные изменения в эту эпоху и историческое значение революции. И наконец, нельзя было обойтись без контрреволюции: без нее представление об этой эпохе было бы неполным. При этом мы исходили из того, что наш рассказ будет про революционное десятилетие, про 1789–1799 годы, хотя одни историки продлевают революцию до установления империи, другие включают в нее годы наполеоновского правления, а третьи полагают, что она длилась до 70-х годов XIX века.

1

Историческое значение Французской революции

Историк Дмитрий Бовыкин о единой французской нации, европейской политической модели и актуальности идей Французской революции
Французская революция — явление абсолютно уникальное и в европейской истории, и, в общем-то, в мировой. С точки зрения фактов это не всегда просто уловить: что такого уникального? Казнили короля, установили республику — это было в Англии в годы Английской революции: и короля казнили, и республику устанавливали. Тогда во Франции правил Людовик XVI, и неслучайно его настольной книгой была история Карла I Английского, он смотрел на английский опыт, чтобы его не повторить и не взойти на эшафот. Велась политическая борьба, казнили людей — это тоже было в истории. Написали несколько конституций — французы прекрасно знали, что американцы написали конституции и для отдельных штатов, и после Войны за независимость. То есть по событийной канве значение революции трудно уловить. Но одновременно были вещи, которые делали Французскую революцию совершенно уникальной.

2

Причины Французской революции

Историк Дмитрий Бовыкин об экономическом кризисе во Франции накануне революции, необходимости реформ и Генеральных штатах
Если посмотреть причины Французской революции по учебникам — и по сегодняшним учебникам, и по старым, — то все получается очень просто: все плохо. Как Ленин учил, обострение выше обычного, нужды и бедствия угнетенных классов, верхи не хотят жить по-старому, низы не могут, крестьянство голодает, люди умирают от голода, чуть не на улицах падают, в стране кризис, все чудовищно, абсолютная монархия, самодержавие практически, и только революция может этот гордиев узел разрубить.

3

Начало Французской революции

Историк Дмитрий Бовыкин о движении санкюлотов, Конституции 1791 года и псевдонаучных открытиях Жан-Поля Марата
С самого начала революции, с июля 1789 года, в стране начинаются волнения, начинаются брожения. С одной стороны, начинаются крестьянские волнения, крестьяне восстают, выступают, правда, не за реформу, конечно, и не за революцию, и не против короля, а они выступают против сеньориального порядка, против сеньориальных прав. И в ответ на это 4 августа 1789 года Учредительное собрание принимает ряд декретов, которые должны были этот сеньориальный порядок уничтожить в том виде, в котором он существовал раньше. Зрелище было потрясающее для всей Франции: на трибуну поднимались аристократы, отказывались от своих прав, и в историю это вошло как «ночь чудес».

4

Диктатура монтаньяров

Историк Дмитрий Бовыкин о Якобинском клубе, политической карьере Робеспьера и падении диктатуры монтаньяров
В эпохе Французской революции есть, пожалуй, два самых ярких момента: первый — взятие Бастилии 14 июля 1789 года, а второй — якобинская диктатура. Почему якобинская? Кто такие якобинцы? Якобинцы — это политический клуб, это ни в коем случае не партия, поскольку по тем представлениям, которые сложились во Франции в конце XVIII века, партий не могло быть как таковых, то есть партии — это плохо. Плохо потому, что партия раскалывает единую волю народа, партия позволяет людям договориться и голосовать не так, как предписывает их совесть. Поэтому обвинение в создании партии было действительно обвинением, синоним к слову «партия» в XVIII веке — это клика, банда. А якобинцы — это политический клуб, для того чтобы встречаться, общаться, что-то обсуждать.

5

Якобинский террор

Историк Дмитрий Бовыкин о массовых арестах в период Французской революции, декретах Национального конвента и теории обстоятельств в историографии
Что такое террор? Чисто формально филологически terreur — «ужас» по-французски, то есть любое насилие, которое вызывает ужас, как бы должно называться террором. Другое дело, что тогда в террор попадает и стихийное насилие, а стихийное насилие начинается с первых дней революции — толпа линчевала коменданта Бастилии. И до того были вспышки насилия на улицах, и государственная политика, то есть феномены совершенно разные. Поэтому, хотя споры ведутся, историки более или менее договариваются о том, чтобы политикой террора называть государственную политику. И так в истории появляется довольно устойчивое словосочетание «якобинский террор».

6

Завершение Французской революции XVIII века

Историк Дмитрий Бовыкин о термидорианском перевороте, принятии Конституции III года и «политике качелей»
Первые годы Революции были очень яркими. Это были годы надежд, мечтаний, веры в лучшее будущее. А термидор и Директория - это время отрезвления, когда, как напишет один из историков, революция постарела. Революционеры стали пытаться понять, что из того, о чем мечтали, реально можно воплотить в жизнь. Этот период очень сложно понять, основываясь на перечислении фактов, имеет смысл почувствовать его лейтмотив. И неудивительно, что лучше всего этот лейтмотив чувствовали те, кто жил в СССР в 20-30 годы, когда был ровно тот же самый эффект - революция постарела.

7

Борьба с Французской революцией XVIII века

Историк Дмитрий Бовыкин о противоречиях между контрреволюционерами, правлении Людовика XVIII и появлении Наполеона на политической арене Франции
Один из историков очень хорошо написал, что когда революцию изучают без контрреволюции, то картинка напоминает бой с тенью, то есть один из противников совершает некие действия, отступает, нападает, обороняется, но поскольку его соперника не видно, то правильно истолковать движения, конечно, невозможно. Поэтому без контрреволюции никуда. Другое дело, что само понятие оказывается очень сложным, очень многозначным. Во-первых, мы не можем опереться на язык эпохи, потому что в годы Французской революции различные политические группировки у власти постоянно сменяли друг друга, едва ли не каждая называла своих предшественников контрреволюционерами, едва ли не каждая оправдывала так свой приход к власти.

8

Культура и Французская революция

Историк Дмитрий Бовыкин об «обновленном человеке» XVIII века и новых принципах искусства и науки, провозглашенных революционерами
В истории французского языка революции посвящен отдельный том, где более 700 страниц с описанием тех терминов, которые появились (но далеко не все из них революцию пережили). Появляются новые концепции воспитания, новые привычки и обычаи в повседневной жизни. Например, отменяется обращение на "вы", люди начинают обращаться друг к другу на "ты", отменяются обращения "месье" и "мадам" (то есть "господин" и "госпожа"), начинают называть друг друга "гражданин" и "гражданка".

9

5 книг по истории Французской революции

Что читать о событиях и осмылении Французской революции, рекомендует историк Дмитрий Бовыкин

10

Свобода. Равенство. Братство

Тест про самую известную революцию Европы и людей, которые ее вершили

кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, заместитель главного редактора журнала "Французский ежегодник"
Узнал сам? Поделись с друзьями!
    Опубликовано материалов
    03586
    Готовятся к публикации
    +28
    Самое читаемое за неделю
  • 1
    ПостНаука
    4 907
  • 2
    Татьяна Тимофеева
    2 509
  • 3
    Роман Бевзенко
    1 466
  • 4
    Сергей Афонцев
    1 452
  • 5
    ПостНаука
    734
  • Новое

  • 4 907
  • 734
  • 2 509
  • 1 452
  • 1 466